суббота, 16 августа 2008 г.

Ещё о прошлом(Продолжение вчерашней темы).




Этой барышне на фотографии ДЕВЯТЬ месяцев. Следовательно, самой фотографии более 70-ти лет.
Моя Машенька подретушировала предыдущую карточку, и я оставила оба изображения в сообщении, надеясь, что и эту карточку она слегка " припудрит".


А сейчас продолжаю вчерашнюю тему.
Как-то так получается, что стоит нам собраться за рюмкой чаю, разговоры начинаются о прошлом...


Сегодня поздравить Мишу пришли Володя с Линой.
Я писала, что моя тётя Клара в начале войны была беременна, а муж тёти погиб при бомбёжке Кишинёва.
Так вот Володя - это их сын, и родился он в январе 1942 года.
У него в документах написано место рождения, где-то Ставропольский край.
Вот Володя меня и спрашивает, не знаю ли я о нём чего-то такого, что ему неизвестно.
Ничего себе постановочка вопроса?
Я ему рассказала, как его мама приехала к нам в Северный Казахстан с его сестрой и с ним.
Он был удивлён. Оказывается, он впервые слышит, что он был в эвакуации.
Интересно устроена память человеческая! Володя помнит себя уже только в послевоенное время, а я себя помню где-то с такого возраста, в каком изображена на фотографии.

Я рассказала уже о том, как папа нас отыскал в Орджоникидзе. Я упорно называю города теми именами, какими я их запомнила.
И вот мы всей семьёй поехали дальше на восток.
Вагоны были переполнены, духота... Папа взял меня на руки, вытащил на крышу вагона. И я ехала на крыше!
Так мы приехали в Баку. Пароходов переправиться через Каспий было мало, люди ждали в сквере на пристани подолгу.
Уже начались налёты немецких самолётов. В темноте бывало очень жутко, особенно, когда прожектора своими мощными лучами освещали ночное небо, и начинали стрелять зенитки.
Мы были под открытым небом. Папа днём ходил подрабатывать тем, что грузил что-то на пароходы.Вечером он приходил и приносил что-нибудь нам поесть.
Я умудрилась в таких "тепличных" условиях ещё и заболеть.
Мама от всех скрывала мою болезнь, потому что с больными на корабль не брали.
И вот настала ночь, когда мы уже точно должны были уехать.
Уже стемнело. Мы ждали папу, но его не было.
Уже началась посадка на пароход. Мама плакала.
Вдруг слышим, кто-то спрашивает: " Кто здесь Шварц?"
К нам подошёл мужчина и сказал маме следующее:" Вы не волнуйтесь, поднимайтесь на пароход, Ваш муж Вас найдёт потом, когда выпишется из больницы. Случилось несчастье, при погрузке тяжёлого сейфа он оступился и упал в море. Сейчас он в больнице. Ваш муж разбился, но опасность его жизни уже не грозит."
И мы поплыли из Баку до Красноводска.
Надо посмотреть на карту, чтоб убедиться, что я не фантазирую, а пишу так. как помню.
Я помню, что я болела. Температура была высокая. Каждый раз в пути кто-то умирал. Я плохо понимала, что происходит, и почему часто по доскам скатывают в море какие-то большие свёртки, завёрнутые в белое. Я капризничала, а мама меня умоляла молчать и однажды сказала:"Ты же не хочешь, чтоб тебя тоже сбросили в море, как тех, кто уже умер..."
.....А потом были снова поезда. Однажды мама пошла на станции за кипятком для меня и отстала от поезда. Она успела зацепиться за поручни последнего вагона и потом пришла ко мне, переходя из вагона в вагон.
Наше путешествие завершилось в селе Бурас.
Именно туда вскоре приехала моя тётя Клара с дочкой и с уже родившимся Володей.
Вот тогда-то я и узнала своего братца, который ничего об этом периоде жизни не знает.
Скажу сразу, что папа к нам в Бурас так и не приехал, так как был призван в армию, на так называемый т р у д о в о й ф р о н т.
О дальнейших наших приключениях я писала в самом начале, когда завела этот блог.
Думаю, что напишу ещё.
Надеюсь, что мои дети тоже это прочтут.

Хочу только добавить, что мы, ставшие новыми гражданами СССР только в 1940 году(План Молотова-Рибентропа) в любом случае должны были быть высланными именно в Казахстан.
Если кому интересно, может об этом почитать специальную литературу, хотя бы и по этой ссылке:
http://www.memo.ru/history/POLAcy/G_2.htm
Просто начавшаяся война внесла свои коррективы в жизнь