воскресенье, 31 августа 2008 г.

Кто поможет тупому блогеру принять участие?


Привожу объявление полностью, хотя ничего не поняла.

31 августа 2008. 31 августа открылся первый тур конкурса блогов — The Best Of Blogs-2008, проводимого под эгидой «Немецкой волны» уже в пятый раз. В течение месяца посетители конкурсного сайта могут предлагать жюри лучшие, по их мнению, сетевые дневники по шести номинациям.

В конкурсе могут участвовать блоги на одиннадцати языках: английском, русском, немецком, французском, испанском, голландском, португальском, арабском, китайском, фарси индонезийском и испанском. Помимо общего конкурса, определяются также лучшие блоги на каждом из языков. .

Прием заявок прекращается 30 сентября, после чего экспертное жюри отберет номинатов в каждой категории для финального тура. С 27 октября по 26 ноября путем интернет-голосования изберут победителей в каждой из номинации,а 27 ноября в Музее коммуникации в Берлине огласят итоги конкурса.

В прошлом году победителем The Best Of Blogs в главной номинации, «Лучший блог», стал белорусский проект «Фотографоманство», который ведет пользователь Livejournal ak-bara.

Скоро осень... Завтра...


Иногда пишу в этом блоге и думаю: а зачем пишу?
Вразумительного ответа у меня нет.
Для себя? Так ведь я и так всё это знаю. Значит, не только для себя.
Для детей, которые не читают. Но когда-нибудь прочтут, надеюсь.
Всё остаётся людям. К этому выводу я пришла сегодня ещё раз.
А дело было так. Одна моя юная родственница одно время мне подбрасывала разные темы для размышления.
Так я из-за неё обратилась к поэту Целану(между прочим, до сих пор жду от неё обещанный перевод его Фуги).
И ещё одно имя она мне "подкинула" - Рэнди Пауш. Я была потрясена мужеством этого человека. Поделилась своими мыслями с другом. А друг пытался "охладить" мои эмоции, сказав, что это не совсем честно распространять свой негатив на других.
Рэнди Пауш умер в июле. Но я даю ссылку на его последнюю лекцию с русским переводом.
Надеюсь, что кто-нибудь откликнется.


http://youtube.com/swf/l.swf?video_id=loSSKMVzyKI&rel=1&eurl=http%3A//www.armadaboard.com/viewtopic.php%3Fp%3D4560469&iurl=http%3A//i.ytimg.com/vi/loSSKMVzyKI/default.jpg&t=OEgsToPDskJ9HQz7o65TfSsah5ULi8Df

суббота, 30 августа 2008 г.

Такую музыку я любила в те времена, о которых пишу.





Мне особенно приятно услыщать вновь . Испанская и итальянская музыка (а эта - итальянская песня) -моя слабость.
Я даже начала докапывться, почему именно. Кое -какие мысли наметились, но уж очень они фантастичны.
Просто выслушала пару историй моей мамы о том, как её не приняла родня отца. Потом почитала историю еврейской общины города Яссы. И уже потом ещё раз рассмотрела фотографии своих предков с отцовской стороны.

А вы просто послушайте одну из любимых песен моей молодости в исполнении Марио Ланца...

четверг, 28 августа 2008 г.

Что-то многовато я накрапала в августе. Почти столько как за 2007 год.


Только что пробежала по блогам знакомых, родственников и по своим избранным сайтам.
Почти все ударились в политику.
Нет, я понимаю. что у каждого есть своё мнение о событиях. Как водится, это мнение единственное правильное.
Как знать, мне неизвестны источники информации.
Но почему тогда такие разные мнения?
Ну не может быть такого, чтоб видя одно и то же, называть белое чёрным и наоборот...
Что-то до боли знакомое сквозит из сообщений радио и ТВ. Фразы удивительно знакомые, такие, какие я всегда называла трескотнёй.
И если я под впечатлением от читаемого и слышимого тоже заговорила ... То, значит, меня достали... В таком настроении уже и не пишется и не читается.
Наоборот, хочется забыть обо всём, что было когда-то.
А ведь ровно 10 лет назад я была в России.
Это был август 1998 года.
Двух недель пребывания в городе моей юности хватило, чтобы выбить из меня накопившуюся за 8 лет ностальгию.
А теперь, спустя ещё 10 лет, уже достаточно и ТВ, лечит оставшиеся чувства.
Какие всё-таки бездари - эти политики, все без исключения.

Мне недавно прислали шуточные стихи.
Автора я не знаю.
Если не удалила, то дам и вам почитать.


Русская история двадцатого века по Блоку


Улица. Фонарь. Аптека.
Вата. Йод. Пенициллин.
Русь. Маца. Начало века.
Дело Бейлиса. Тфиллин.

Грязь. Безграмотность и серость.
Мази. Грелки.. Порошки.
Царский гнёт. Черта. Оседлость.
Большевистские кружки.

Отречение. Аврора.
НЭП. Угар. Раздача польт.
Волны красного террора.
Луначарский. Мейерхольд.

Фары. Свастика.. Аптека.
<Фойер!>. Шмон по погребам.
Бабка. Яйка. Курка. Млеко.
Конференция. Потсдам.

Жертвы культа. Куба - наша.
Гул Гулага. Мао - враг!
Космос. Кузькина мамаша.
Кукуруза. Пастернак.

Эрмитаж. Библиотека.
Коммунизма громкий клич.
Всё для блага человека.
Лично Леонид Ильич.

Перестройка. Ломка сиречь..
Пуща. Ваучер.. Форос.
Бледный Михаил Сергеич
В белом венчике из роз.

Мерседесы. Джипы. Пробки.
Стены древнего Кремля.
Из-под ксерокса коробки.
Конституция. Семья.

Лязг челябинских колоний.
Горизонты. Вертикаль.
Храм Спасителя. Полоний.
Накось-юкось! Газ-централь..

Патриоты. Ипотека.
Бандюки. Базар-вокзал.
Снова улица. Аптека.
Сердце. Печень. Веронал.

Мозг обидами изранен.
К инородцам - нелюбовь.
Чемодан - вокзал - Израиль
И, увы, аптека вновь.

вторник, 26 августа 2008 г.

Как будут названия месяцев на украинском языке?


Мы учили названия, запоминали их. Но часто путали.
Как правило, пока сидишь за партой, вроде всё знаешь. Но у доски из головы улетучивается многое.

Эту тему мне подсказал, вернее, напомнил мне Борис Езриль. Он сегодня прокомментировал мои заметки О зании языков.

Так как будут названия месяцев по-украински, вы знаете?
Сейчас скажу.

1. Січень
2. Лютий
3. Березень
4. Квітень
5. Травень
6. Червень
7. Липень
8. Серпень
9. Вересень
10. Жовтень
11. Листопад
12. Грудень

Правда, всё логично? В февлале -Лютые морозы
В марте распускаются Берёзы
В апреле появляются первые цаеты(КвитЫ)
В мае - Трвка
В июне много красного Червовое
В июле цветут Липы
В августе жатва (Серпом)
Ну, и так далее. Но только до Декабря.
И с этим злополучным месяцем бывали проблемы.
Была придумана система подсказок, жестами.

Система с треском провалилась.
Можете считать это анекдотом.
Стоит девочка у доски и бойко перчисляет , но чем ближе к последнему названию, она всё медленнее говорит и вдруг умолкает.
Подскаживающая (П)незаметно кладёт свои руки себе на грудь...
Отвечающая (О) радостно говорит : Цицень!
(П) в отчаянии машет руками...
(О) радостно поправляется и говорит: Крылень!
(П) в ужасе прячет руки за спину...
(О) уверенно произносит: " Жопень!"

Класс рыдает от восторга...

понедельник, 25 августа 2008 г.

А с помощью этого клипа Маша меня приучила смотреть канал MTV


Вспоминаю музыкальные пристрастия моих внуков. Это от Оли.





Учёба в школе №6.


Наша школа была женская.
О школе у меня самые лучшие воспоминания . Кроме одного: нас заставляли петь в хоре.
Я иногда такие песни вспоминаю! Именно так, как нас заставляли петь-на три голоса.
Но хор бывал 1-2 раза в неделю.
Зато мы начали учить украинский и французский в третьем классе. Это было так интересно!
Наша "француженка" на уроке нам разрешала говорить хоть целый урок друг с другом, но при единственном условии: говорить по-французски.
Она заходила в класс, смотрела на нас строго и давала нам команду: "Bavardez!"
И класс начинал гудеть.
Конечно , мы готовились к такому уроку. Любой мог обратиться к любому с каким угодно вопросом и предложением. Приходилось очень напряжённо готовиться к таким урокам. Но было интересно.
Нас приучали читать французкую литературу, сначала в виде отдельных глав, которые выпускались как детские книжки. Так мы читали про Козетту, Гавроша, про Уинплена.
А уже в старших классах мы читали в подлиннике Гюго.
Окончив школу, я свободно владела французским.
Но в институте вместо языка, который я учила в школе, меня записали в группу английского.
Я покупала 2 газеты "Московские Новости": одна на французском, другая на английском. Вслух учителю я читала английскую версию, незаметно клала сверху французкую и начинала "выдавать" блестящий перевод.
Пока меня не разоблачили.
И сказали мне, что это - преступление, знать так французский и не продолжать его изучение.
А украинский я выучила шутя. Очень красивый язык, особенно стихи...
Короче, когда я поступила в черновицкую школу, я говорила на 2 языках, а когда закончила учёбу, я уже знала 4.
А сегодня, похоже, знаю уже больше, но, боюсь, что скоро и русский буду применять при помощи словаря.
Так что раньше учили тоже неплохо.

воскресенье, 24 августа 2008 г.

Черновицкие воспоминания.


Я точно не вспомню, в какое время года мы приехали в Черновцы.
Город тогда назывался ЧерновИцы. И он меня потряс своей архитектурой и чистотой.
Всё было так не похоже на то, откуда мы приехали.
Челябинск был большим. Район, где мы жили был не очень благоустроенным.
А здесь такие знакомые улочки, мостовая выложена брусчаткой, каштаны, цветы.
Я не понимала, почему всё так знакомо мне. Я лишь сейчас понимаю, что Черновцы мне напомнили мои родные Яссы.
И даже, если кому-то это кажется не слишком тактично с моей стороны, но Европа - это Европа. Это - моё.
Я сейчас живу не в Европе, и я это слишком хорошо понимаю и чувствую.
Думаю, что именно это обстоятельство и заставляет меня обращаться к прошлому.
На улице звучала разноязыкая речь: румынский, немецкий, польский, украинский, идиш, русский.
Я говорила на 2 языках.
Где мы только не жили в Черновцах!
Я вспоминаю только названия улиц: Театральная плошадь - пятый этаж Дома офицеров(папа там работал), Советская площадь ( у папиной заказчицы), Заньковецкая( нас там обманули, нам продали чужую квартиру, мы там только одну ночи переночевали), Переяславская №10, Шолом Алейхема. Это только то, что я помню.
А потом нам переделали под жильё сарай, бывший склад немецких пластинок. А той квартире мы и прожили всё время.
У всех моих одноклассниц были шикарные квартиры.
Но все мои подружки, а их у меня было очень много, любили собираться у меня, в нашей единственной на всю семью комнате, где мы жили первый год втроём, а в 1947 году родилась моя сестра Рая.
Учебников было недостаточно. Девочки собиались у меня, и мы читали вслух. Так было по многим предметам.
А вечером мы выходили во двор.
А когда подросли начали гулять по нашей главной прогулочной улице-Кобылянской.
Мы эту улицу могли пройти с закрытыми глазами : 28 фонарных столбов, 850 метров длины, три кинотеатра...
Но я заскочила вперёд, хочется писать о хорошем.
А было снсчала очень трудно.
Везде были надписи на украинском. Чаще всего попадалась вывеска "ПЕРУКАРНЯ".
Я почему-то была уверена, что это -пекарня. И не могла понять, почему так много пекарен, а в городе не было хлеба.
На Украине был голод.
Я не могла от голода заснуть, хотя меня уверяли, что кто спит, тот сыт.
Однажды мама мне сказала, что у неё для меня на утро есть 2 пряника. Я всю ночь просыпалась через каждые полчаса и спрашивала :"Уже утро?"
В конце концов мама не выдержала и отдала мне эти пряники среди ночи.
Я их съела и заснула. А утром я ничего не помнила и попросила обещанные пряники. И когда мама мне сказала, что я ночью с ними расправилась, я не поверила, и у меня была истерика.
В июле 1947 года родилась Раечка. Мама была с ней в роддоме, а я понесла маме в бидончике суп и кусочек хлеба. В роддоме не кормили.
Во дворе роддома ко мне подошла женщина и говорит:" Ты к маме пришла? Почему так поздно? Мама давно ждёт еду, ей ведь ребёнка кормить. Давай, я ей отнесу."
Я обрадовалась, что мне не надо долго ждать пока возьмут у меня передачу, отдала той женщине всё и пошла домой.
А вечером пришёл папа от мамы и спрсил меня, почему я не принесла маме ничего, ведь он всё подготовил.
Я даже не могла представить, что можно было так коварно поступить со мной.
Вот уж точно:"Голод - не тётка..."
Я пошла в четвёртй класс. В школе было так интересно.
Я очень любила брать книги в библиотеке, а также сидеть в читальном зале. И читать, читать. читать...
Иногда мне дарили книги. Ничего лучшего и быть не могло.
Я читала много, но описания природы, погоды могла и пропустить. Меня больше интересовали события. отношения людей.
И ещё я очень любила стихи.
В школе мы уже перстали писать диктанты, а начали писать изложения.
Для этого нам задавали прочитать текст дома.
Я помню один такой случай.
Нас предупредили. что изложение будет по Гоголю-"Тарас Бульба".
Но к моему ужасу нам написали тему на доске, и это было " Описание степи в повести Тарас Бульба". Но ведь я такое и не читала!
Урок длится 45 минут... Время пошло...
И тогда я написала стихотворение Никитина "Степь" в качестве эпиграфа.
Возможно вы помните:" По всей степи ковыль, по краям всё туман, далеко-далеко от кургана курган.Облака в вышине белым стадом плывут, журавли в облаках перекличку ведут..." и т д.
Потом я стала своими словами писать тоже самое.
Я сдала тетрадку и отпросилась домой, мне стало плохо. Я заболела от такого изложения.
Я болела долго и по-настоящему. Пришла в школу только через 2 недели.
и как раз в этот день нам раздавали наши изложения, всем вернули тетради, но не мне.
И наша Евфросинья Тарасовна объявила, что хочет почитать вслух одно изложение, которое ей больше всего понравилось.
И прочитала моё.
С тех пор я читаю книги, не делаю ни одного пропуска. Всегда очень серьёзно готовилась к сочинениям. Мои сочинения имели большой спрос в Железнодорожном техникуме в качестве шпаргалок. В этом техникуме учился мой Миша, с которым мы познакомились , когда я была в пятом классе.

На этом я сегодня и закончу...

суббота, 23 августа 2008 г.

Я всё ещё без Интернета. Пиратским способом проникнув сюда, вижу, что сюда заходят мои друзья и не только. Почитайте пока И.Померанцева. Потом меня.


№7


Игорь Померанцев
Мой маленький Израиль
версия для печати (57111)
« ‹ – › »




В детстве я жил в Израиле. Назывался он Черновцы. Сначала мне об этом сказал отец. На мой вопрос, бывал ли он за границей, он ответил: “Мы живем за границей”. Но не уточнил, за какой именно. Я знал, что евреи живут не только в Черновцах, но и в Москве, Киеве, Ленинграде. Но столичные евреи жили другой жизнью: они все без исключения были людьми богатыми и достойными. А у нас евреи были разные: валютчики, врачи, проститутки, шпана, спортсмены, среди них участник Олимпийских игр, чемпионы Украины и СССР. Я вообще в детстве считал, что самые лучшие спортсмены в мире – евреи, особенно борцы и боксеры. О том, что есть такая страна Израиль, я узнал очень рано. Из Черновцов даже в самые лютые холодные войны в Палестину уезжали навсегда. Я очень сочувствовал Израилю: в шестидесятые годы туда ехала еврейская нищета – матери-одиночки с сопливыми детьми, инвалиды, которых гноили в чуланах любящие родственники, рецидивисты, поэты, писавшие на никому не нужном идише. Это был мутный ручеек, который, как мне тогда казалось, может загрязнить чистые водоемы Израиля, созданные в пустыне еврейским гением. Мои еврейские друзья в пику люмпенам и неудачникам, закончив школу, уезжали в Сибирь и там в пятнадцать лет становились докторами физико-математических наук. Почему они выбирали Сибирь, я не особенно задумывался. Это было вполне в духе приключенческих романов, которыми я тогда зачитывался. Но понемногу ручеек наливался, раздавался вширь, пока окончательно не вышел из берегов. В то время я уже читал другие романы и писал скорбные стихи:




А было время, помнишь, на перрон
бесплатно не пускали и за вход
взимали рубль старыми, тогда
еще охотно плакалось, а ныне –
и это уж не первый год –
чешуйки ящеренок не прольет.


Вот ящерица юркнула. Вагон
так узок, словно я виски
руками стиснул.
Мы не увидимся. Ужасен проводник.
Сыреет в тамбуре его постельный лик.
Прижмись к моим губам, и я, как стеклодув,
добуду поцелуй, прозрачный, хрупкий,
сжимая ящеричный хвост подруги.


В закрытом пограничном городке
глаза нуждались в носовом платке
от умиленья: все тот же цвет,
все тот же колорит,
что степь и униформы
так роднит.


Мы не увидимся. В уборной на вокзале
на миг в рукопожатии умрем,
я пошатнусь, в лицо дыхнет карболка,
к глазам моим притронется иголка,
чтобы сломаться.




В этих вагонах уезжали уже не бесприютные одиночки, а тысячи, десятки тысяч. Моды на Америку в Черновцах не было. Все ехали в Израиль. Мне казалось, что я чуть ли не лично знаю всех израильтян, по крайней мере всех новых израильтян, поскольку родом они из Черновцов. Я так близко стоял к этому потоку, что меня в конце концов тоже смыло и понесло. А в Израиле я впервые побывал, когда мне было уже под сорок. Он оказался огромной страной, населенной огромным народом. И ни одного, ни одного из тех самых черновицких “израильтян” я не встретил ни на Мертвом море, ни в Иерусалиме, ни в Кфар-Дароме.

четверг, 21 августа 2008 г.

Предупреждение


Прошу извинить всех, кому вовремя не пишу.
Опять проблема со связью.
Интернет работает, когда говорю по телефону.
Несколько дней буду ждать мастера.

вторник, 19 августа 2008 г.

Конец первой Челябинской эпопеи.


Хочу завершить рассказ о жизни нашей семьи в Челябинске.

Кончилось лето 1945 года.
Мы жили на ЧМЗ, в 12-ом бараке. Барак состоял из 24 комнат- по 12 с каждой стороны вдоль длинного коридора. В обоих концах коридора были входные двери.
Наши три семьи занимали две соседние комнаты.
Мы с моей двоюродной сестрой пошли во второй класс.
Наши мамы работали.
Мне нравилось учиться в школе. Я недавно начала понимать всё, что нам объясняли в классе.
Папа ещё не демобилизовался.
6-го ноября я заготовила для мамы письменное поздравление к празднику Октября и положила его под подушку.
Утром, когда мама проснулась, я сказала, что ей пришло письмо, которое она может прочитать.
Мама стала читать вслух мои поздравления и пожелания.
Когда она прочитала слова " и желаю, чтобы папа поскорее вернулся с войны" , в нашу дверь кто-то громко постучал.
Мы подумали, что это тётя Нина(наши комнаты были рядом), не спрашивая, мама открыла дверь и охнула.
На порге стоял папа! Моё пожелание исполнилось мгновенно! Он вернулся.
Я не помню, как он выглядел, помню только , что у него в руках был футляр со скрипкой. Он, сколько я его помнила, играл.
А ещё он привёз две книжки: Тексты старинных русских романсов и Оперные либретто.
Нас уже было шестеро в маленькой комнате.
Родители начали поговаривать о возвращении в родные края.
Вечером папа играл , а мы пели.
Русских песен я ещё не знала, поэтому к ужасу моих родителей я пела песни румынские.
А слова песен были совсем не детские.
Например, я пела про Дофтану. Это такая тюрьма в Румынии, очень знаменитая.
Я знаю, что читающие не знают румынского, поэтому напишу перевод, всего несколько строчек:" С тех пор. как я в Дофтане, мне плохо, я голодаю. Наверное в аду у Сатаны лучше живётся... Но всё проходит. Сегодня Дофтана веселится, и мы будем веселиться."

Вот такая песенка. Ну остальные были поприличней.
И тётя Нина стала со мной петь по-румынски, не понимая ни одного слова.
Мы пели про усталую птичку, про любовь.
А папа сказал, что он уезжает в Черновцы. Туда все наши "бессарабские" уезжали".
Он рассчитывал устроиться, а потом мы с мамой должны были приехать.
Так и произошло. Он уехал зимой, а мы с мамой приехали весной 1946 года.
Началась наша Черновицкая эпопея.
Но об этом уже в другой раз.

понедельник, 18 августа 2008 г.

Три фотографии , связанные с моим любимым городом , с Черновцами.





В ОДНОКЛАССНИКАХ мне написал незнакомый мне человек, живший на одной улице с нами. Он дал мне ссылку на свою фотографию с друзьями. Фото сделано около нашего дома.
Эти мальчики ровесники моей сестры. Одного из них я хорошо помню, так как моя сестра с ним дружила.
Сегодня этот "мальчик" известный русский поэт. О нём много информации в Интернете. Его имя Игорь Померанцев.
Узнать по фотографиям трудно, но можно. Он второй справа.

Вот одна из его публикаций:
http://magazines.russ.ru/october/2008/7/po10.html

Жизнь в Челябинске (Продолжение)


Я училась в первой ж-д школе, которая находилась по ул. Ленина.
Сейчас, кажется, это ул. Свободы, потому что в те времена сегодняшняя ул. Ленина называлась ул. Спартак.
Мама работала в швейной мастерской при объединении "Челябуголь".
Я ходила в школу, ничего не понимала там, так как знала я тогда русский примерно так, как сегодня знаю английский.
Всем ставили оценки, а меня не аттестовывали. Однажды я попросила, чтоб и мне поставили оценку. Мне поставили двойку по чистописанию, и я была счастлива.
Иногда меня возили на ЧМЗ к тёте Нине, которую я очень полюбила.
Ей было уже не до меня, так как у неё родилась дочка Галочка.
Девочка родилась в октябре 1944 года, кажется 19-го октября.
Мы жили недалеко от железнодорожного вокзала, улица называлась имени Борьбы.
Многие семьи фронтовиков получали с фронта посылки .
Однажды и мы получили от отца посылку. Перед этим папа нам написал, что его заставляют послать, но он не может ничего с собой сделать , что это выше его сил - взять что-либо в оставленном немцами доме.
Мы получили очень странную посылку, в ней было полно женских чулок, рваных, и не было ни одной пары, все были разрозненными. И ещё были настольные часы , металлические, окрашенные в бородовый цвет, краска была облуплена, и часы не ходили.
Эти часы сразу были отданы соседскому мальчику, чтоб он ими играл.
Но слух о полученной посылке распространился...
И ночью в квартиру пытались проникнуть воры.
Они просто перепутали окна, и вместо нашей комнаты, они влезли в соседнюю к нашим хозяевам.
У хозяйки был грудной ребёнок, который в это время проснулся .
Хозяйка стала кричать, разбудила спяшего после смены мужа.
Проснулись и соседи снизу. Крик стоял страшный.
Утром мама пошла на работу, а я ,вместо школы , отправилась пешком на ЧМЗ.
Я не знаю точно, сколько времени я шла, говорили, что расстояние я прошла 12 км.
Я всё рассказала тёте Нине. А она, когда дядя Иосиф вернулся с работы, рассказала ему. И они решили, что нам опасно оставаться в той квартире.
Они ночью нашли машину и поехали за мамой. Меня уложили спать с Галочкой.
Что было потом, я знаю со слов тёти Нины.
Она рассказала, что когда они подъехали к дому, где мы с мамой жили, то увидели при свете фар, что два парня лезли по дереву вверх, намереваясь проникнуть к нам.
Свет фар жуликов спугнул, воры удрали.
Но шум был поднят страшный.
Кричал весь дом.
На крик выбежал сосед снизу с ружьём, которое направил на тётю Нину.
Тётя Нина стала кричать и объяснять соседу, что она и Иосиф приехали за Лизой, сестрой Иосифа.
Сосед не расслышал имени и стал спрашивать громко у моей мамы, есть ли у неё брат Иван(так соседу послышалось). Мама отвечала:"Нет никакого Ивана. Стреляй!"
Уж не знаю. как они разобрались.
Только утром, когда я проснулась, мама была уже со мной.
К тому времени в Челябинск переехалаиз Казахстана и тётя Клара с детьми.
Они тоже жили в бараке. И с тех пор мы уже поселились с ними.
Пока меня переводили из школы в школу, закончился учебный год.
Наступило лето.
И наступил конец войны!
Победа!!!
И меня отправила мама в пионерский лагерь на всё лето.
Оттуда я вернулась совсем другой.
Мама со мной говорила по-румынски, а я отвечала по- русски.
С тех пор и говорю.

Наша жизнь в Челябинске. Начало.


То, что со мной происходит сейчас, называется творческим расстройством: это когда воспоминания до того одолевают, что нет другого способа их остановить, как выплеснуть их на бумагу, даже если эта бумага виртуальная.

Мы уехали из Казахстана зимой, были лютые морозы. А в Челябинск мы приехали весной, было полно луж, снег таял.

Нас встретил папа и Иосиф(мамин брат).
С этим моим дядей у меня были особые отношения.
Ещё в то время, когда мы жили в Яссах, я была совсем маленькой, дядя часто меня выручал.
Дело в том, что мама заставляла меня днём спать и пить молоко, которое я просто ненавидела, особенно из-за пенок.
Мой дядя в то время был призван в армию.
Его казарма находилась напротив нашего двора.
Дядя Иосиф перепрыгивал через забор казармы, заходил в наш двор, подходил к окну. на которое я ставила ненавистный стакан, выпивал молоко и уходил.
Все были довольны: дядя, мама, а больше всех радовалась я.

У мамы был ещё один брат-Яша, тоже младше мамы. Но самым младшим был Иосиф.
Я отвлеклась от рассказа о Челябинске не случайно.
Хочу, чтоб вы поняли, в какое щепетильное положение мы попали.
Дело в том. что мамины эти два родных брата, Яша и Иосиф, женились на двух девушках, которые были между собой родными сёстрами. Это было ещё в Румынии.
Я хорошо помнила жену Иосифа - Тоню. Я её очень любила, и она меня тоже.
Я до сих пор помню те платья, которые она мне дарила, просто вижу рисунок на тканях и фасоны этих платьев.
Естественно, что мы с мамой сразу спросили о Тоне.
Нам не ответили.
Потом, через какое-то время, когда мы уже жили на частной квартире, дядя пришёл к нам и сказал, что у него другая жена, так как он искал и не нашёл Тоню.
Мама стала плакать. Я тоже, хотя не очень понимала, что происходит.
Но насчёт поплакать я поддерживала( и сейчас тоже!) любую компанию.
Через несколько дней меня познакомили с моей новой тётей . Так в моей жизни появилась тётя Нина.
Она меня забрала к себе. А жили они в металлургическом районе, на ЧМЗ. Как сейчас помню адрес: барак №39.
Она начала меня мыть, расчёсывать. Возилась со мной несколько недель, так как из Казахстана и из продолжительного путешествия мы привезли всё, что можно было подцепить в дороге.
И ещё тётя Нина меня откармливала, она делала для меня какие-то кремы(яйца, сахар, масло, какао), чтоб я поправилась, потому что я была очень худой.
А мои взрослые родственники больше всего переживали, чтоб я не рассказала Нине о Тоне.
Я думаю, что я не проболталась по одной причине: я почти не говорила по-русски.
Но приближалась осень.
Меня записали в школу.
Родители решили, что нам надо искать комнату поближе к школе.
Мы не успели переехать, в это время папу призвали уже в действующую армию.
Он знал немецкий и румынский языки. Его отправили на фронт. Он служил в разведке.
Был переводчиком.
Я не помню названия фронта, знаю только , что командовал фронтом Константин Рокоссовский, что отца ранили в Кёнигсберге.
Я помню три награды отца, три медали: За взятие Кёнигсберга, За отвагу и За Победу.
Все были заняты: папа воевал, мама пошла работать, а я - учиться.

воскресенье, 17 августа 2008 г.

Брожу одна в Интернете. Писать не собиралась, но...


Пошла гулять по блогам своих знакомых да по ссылкам их знакомых.
Все очень грамотные, пишут по- английски.
И вдруг нашла, что неделю назад Оленька Ерёменко-Фостер у себя в блоге для меня загрузила видеоклип. Эту мелодию мне и Машенька присылала, но в другом исполнении.
Короче, расслабилась я, растрогалась. Сентиментальная я стала...

Попробую написать как мы с мамой уезжали из Казахстана в Челябинск.
В те далёкие годы я не понимала и не задумывалась о том, что мир всё-таки и велик и тесен.
Достаточно посмотреть на карту мира или глобус( я это часто делаю).

Итак, мы жили в Бурасе( около Семипалатинска это) уже впятером: мы с мамой и тётя с двумя детьми.
Я не помню подробностей, но однажды мама сказала, что получила письмо от папы из Челябинска. Из присоединённых к СССР районов в армию не брали. Отца взяли на трудовой фронт.
Отец писал, что работает. Сказал, что постарается прислать нам вызов , тогда и мы сможем уехать в Челябинск.
А ещё отец написал, что совершенно случайно встретил маминого младшего брата Иосифа.
(Мир тесен: Румыния-Кавказ-Казахстан-Челябинск).
Мама начала собираться к отъезду. Для меня она заказала "скатать" валенки.
Где-то достала на мои валенки галоши. Померила на один валенок, на второй. Но одеть мне не дала, берегла в дорогу.
Мама раздобыла рыбьего жиру и испекла коржики в дорогу.
И вскоре мы отправились в путь.

Вот когда мама пожалела, что не дала мне поносить валенки. Мне было в валенках тепло, но очень неудобно и я всё время ныла.
Маме надоело моё хныканье и она решила проверить, что же мне так мешает.
Она сняла с меня валенки и расплакалась, потому что только тогда заметила, что обе галоши были на левую ногу.
И вот добрались мы до Новосибирска.
Там нас ограбили.
Мама пошла компостировать билеты, а меня посадила на чемодан с нашими пожитками и теми коржиками, которые она испекла в дорогу и не давала мне попробовать.
Народ сновал в разные стороны.
Я сидела, не двигаясь.
Но, когда мама вернулась, оказалось, что я сижу на полу. Чемодана подо мной не было, хоть я не вставала ни на секунду.
Так мы и поехали.
Бедная моя мамочка, сколько ей пришлось пережить и перенести на своих плечах!
Я вспоминаю только то, что видела днём, потому что ночью я спала.
Наверное, именно поэтому мои воспоминания похожи на отдельные лоскутки.
Помню дальше наше путешествие в виде отдельных слов: город Павлодар , Омск, река Иртыш(потом я узнала, что это приток Оби). Баржа на реке...
И наконец Челябинск!
Мне было уже 8 лет. Мы приехали в марте-апреле 1944 года.
Осенью я собиралась идти в школу.

Поздравление Мише от Бориса Езриля





Друг, быть может с опозданьем,

С Днем Рождения тебя!

Пусть все сбудутся желанья,

Пусть растет твоя семья,

Пусть минуют вас напасти,

Будь веселым, не болей.

Я вам всем желаю счастья,

Многих лет и светлых дней.



Борис Е. 16 августа 2008 г.

О днях рождения( воспоминания моей мамы)


Два дня назад, когда я накрыла стол к обеду, моя мама нам расказала несколько коротких историй.

Когда мы были молоды, а особенно в детстве, мы с таким нетерпением ждали свой день рождения, ждали подарков, ждали праздника.
Казалось, что от одного Дня Рождения до следующего проходит вечность, год тянулся бесконечно.
Но чем старше мы становились, тем быстрее бежало время.
Как говорит мой муж, глядя в зеркало:" Неужели снова год пролетел? А я всё ещё чувствую себя пацаном..."

РАССКАЗ ПЕРВЫЙ(моей мамы).

У нас была большая семья, часто жили впроголодь. Но однажды мне мои родители решили отметить День рождения.
Сварили большую мамалыгу, налили в миску молока, чтоб туда макать мамалыгу.
Отец предупредил всех нас-своих детей, чтоб именно макали, а не черпали ложкой молоко, чтоб всем хватило.
И вот пришли гости-семь моих подружек. Каждая вручила мне свёрточек с подарком.
В те времена открывать подарки при их получении считалось неприличным, и я отложила их в сторонку, чтобы потом насладиться.
Потом, когда гости ушли, я развернула подарки.
Во всех свёртках лежали одинаковые гребни для волос, какие носили в те времена.

РАССКАЗ ВТОРОЙ(моей мамы)

Когда к нам в село Бурас , где мы находились в эвакуации, приехала моя сестра Клара с двумя детьми, я решила отметить твой, дочка, День Рождения.
Я работала в колхозе. Мне там дали картошки и свеклы-белой(сахарной) и красной.
Я сварила картошку "в мундирах" и на десерт нарезала варёную свёклу.
И вот дочка Кларина тогда сказала мне:" Тётя Лиза! Наконец-то я сегодня поела вкусного , как никогда, и досыта"

Конец пирогам.....


 

 


Это мы с Мишей вчера, 16 августа.
Бал закончен, Погасли свечи...
Но жизнь продолжается!
Posted by Picasa

суббота, 16 августа 2008 г.

Ещё о прошлом(Продолжение вчерашней темы).




Этой барышне на фотографии ДЕВЯТЬ месяцев. Следовательно, самой фотографии более 70-ти лет.
Моя Машенька подретушировала предыдущую карточку, и я оставила оба изображения в сообщении, надеясь, что и эту карточку она слегка " припудрит".


А сейчас продолжаю вчерашнюю тему.
Как-то так получается, что стоит нам собраться за рюмкой чаю, разговоры начинаются о прошлом...


Сегодня поздравить Мишу пришли Володя с Линой.
Я писала, что моя тётя Клара в начале войны была беременна, а муж тёти погиб при бомбёжке Кишинёва.
Так вот Володя - это их сын, и родился он в январе 1942 года.
У него в документах написано место рождения, где-то Ставропольский край.
Вот Володя меня и спрашивает, не знаю ли я о нём чего-то такого, что ему неизвестно.
Ничего себе постановочка вопроса?
Я ему рассказала, как его мама приехала к нам в Северный Казахстан с его сестрой и с ним.
Он был удивлён. Оказывается, он впервые слышит, что он был в эвакуации.
Интересно устроена память человеческая! Володя помнит себя уже только в послевоенное время, а я себя помню где-то с такого возраста, в каком изображена на фотографии.

Я рассказала уже о том, как папа нас отыскал в Орджоникидзе. Я упорно называю города теми именами, какими я их запомнила.
И вот мы всей семьёй поехали дальше на восток.
Вагоны были переполнены, духота... Папа взял меня на руки, вытащил на крышу вагона. И я ехала на крыше!
Так мы приехали в Баку. Пароходов переправиться через Каспий было мало, люди ждали в сквере на пристани подолгу.
Уже начались налёты немецких самолётов. В темноте бывало очень жутко, особенно, когда прожектора своими мощными лучами освещали ночное небо, и начинали стрелять зенитки.
Мы были под открытым небом. Папа днём ходил подрабатывать тем, что грузил что-то на пароходы.Вечером он приходил и приносил что-нибудь нам поесть.
Я умудрилась в таких "тепличных" условиях ещё и заболеть.
Мама от всех скрывала мою болезнь, потому что с больными на корабль не брали.
И вот настала ночь, когда мы уже точно должны были уехать.
Уже стемнело. Мы ждали папу, но его не было.
Уже началась посадка на пароход. Мама плакала.
Вдруг слышим, кто-то спрашивает: " Кто здесь Шварц?"
К нам подошёл мужчина и сказал маме следующее:" Вы не волнуйтесь, поднимайтесь на пароход, Ваш муж Вас найдёт потом, когда выпишется из больницы. Случилось несчастье, при погрузке тяжёлого сейфа он оступился и упал в море. Сейчас он в больнице. Ваш муж разбился, но опасность его жизни уже не грозит."
И мы поплыли из Баку до Красноводска.
Надо посмотреть на карту, чтоб убедиться, что я не фантазирую, а пишу так. как помню.
Я помню, что я болела. Температура была высокая. Каждый раз в пути кто-то умирал. Я плохо понимала, что происходит, и почему часто по доскам скатывают в море какие-то большие свёртки, завёрнутые в белое. Я капризничала, а мама меня умоляла молчать и однажды сказала:"Ты же не хочешь, чтоб тебя тоже сбросили в море, как тех, кто уже умер..."
.....А потом были снова поезда. Однажды мама пошла на станции за кипятком для меня и отстала от поезда. Она успела зацепиться за поручни последнего вагона и потом пришла ко мне, переходя из вагона в вагон.
Наше путешествие завершилось в селе Бурас.
Именно туда вскоре приехала моя тётя Клара с дочкой и с уже родившимся Володей.
Вот тогда-то я и узнала своего братца, который ничего об этом периоде жизни не знает.
Скажу сразу, что папа к нам в Бурас так и не приехал, так как был призван в армию, на так называемый т р у д о в о й ф р о н т.
О дальнейших наших приключениях я писала в самом начале, когда завела этот блог.
Думаю, что напишу ещё.
Надеюсь, что мои дети тоже это прочтут.

Хочу только добавить, что мы, ставшие новыми гражданами СССР только в 1940 году(План Молотова-Рибентропа) в любом случае должны были быть высланными именно в Казахстан.
Если кому интересно, может об этом почитать специальную литературу, хотя бы и по этой ссылке:
http://www.memo.ru/history/POLAcy/G_2.htm
Просто начавшаяся война внесла свои коррективы в жизнь

пятница, 15 августа 2008 г.

День рождения Миши в узком семейном кругу превратился в день воспоминаний.




Я приготовила обед.
Нас было трое: Миша, моя мама и я.
Меню я опускаю, хотя было неплохо .
Сидели, пили и ели. Часто звонил телефон. Поздравляли Мишу.
И вспоминали другие дни рождения, когда собирались всей семьёй и когда вообще не отмечали, потому что были разные времена.
Мама, как всегда, вспоминала очень трудные времена. А воспоминания об этом всегда присутствуют в нашей памяти, чем больше времени проходит, тем ярче эти воспоминания.
А если нечаянно включишь телевизор, а там показывают войну, то всё переплетается в такой странный узел.
Начала вспоминать мама.
Мне в те времена, о которых говорила мама, было ПЯТЬ лет.
Я тоже помню бомбёжки, поезда, уходившие на восток. Я помню гораздо больше, чем хотелось бы.
Нас война застала в Бессарабии. Как-то мы оказались в Кишинёве.
Началась бомбёжка. Мы с мамой, с её беременной сестрой Кларой и её дочкой(моей двоюродной сестрой, с которой мы дружим с тех пор, как я себя помню) прятались в Православном Храме(в центре Кишинёва, напротив сегодняшнего Дома правительства). Все считали, что церковь - это самое безопасное место. А отец и муж тёти Клары пошли на вокзал, узнать, будут ли в тот день отправлять на восток таких, как мы.
Отец вернулся один. Он сказал, что дядя погиб, ему попал осколок в живот, и он умер моментально.
Я пропущу другие детали, такие, как у нас на глазах рухнул одесский вокзал, как только наш вагон отошёл от вокзала.
Как мы растеряли всех по дороге. Я просто не всё помню.
Мы приехали на Северный Кавказ. Всех нас, беженцев, разместили по разным сёлам. Нас приютили местные жители.
Мы с мамой оказались в селе Петровское около города Орджоникидзе(сегодня этот город называется Владикавказ).
Мы жили в семье местного председателя колхоза. Его жена меня усиленно откармливала.
Мы с мамой не говорили по-русски.
Каждое воскресенье мы пешком с мамой шли в город. Все эвакуированные шли туда, надеясь узнать что-нибудь о потерявшихся родственниках.
Однажды в пути нас застало полное солнечное затмение. Внезапно стало темно, как ночью. Но темнота скоро прошла, хотя тогда было ощущение, что прошла вечность.
И так, вцепившись в мамину руку, мы шагали по улицам Орджоникидзе.
Вдруг к нам подошёл незнакомый мужчина и спросил маму:" Ваша фамлия Шварц? Вас разыскивает Ваш муж. Он мне показывал фотографию, на которой Вы и Ваша дочь. Вы сейчас одеты , как на той фотографии. И выглядите точно так же. Муж просил всех, с кем он разговаривал, передать Вам, если кто-нибудь Вас встретит, , что он будет искать вас в Орджоникидзе."
Мы тут же вернулись в село, собрали наши скромные пожитки, поблагодарили за кров хозяев дома, приютивших нас, и хозяин на колхозной подводе отвёз нас в город, нашёл нам "угол" в одной семье.
Мы там прожили до того момента, пока папа нас не нашёл. Я только помню, что приехали мы летом. Помню зиму в том городе.
Мама работала на фабрике, приводила меня к садику, который открывался позже. Хорошо помню морозы. Ведь у меня было летнее пальтишко. Я стояла и ждала, пока кто-нибудь из персонала придёт, чтоб войти в помещение.
Я помню, как папа пришёл в наше жилище. Его не пускала хозяйка, перед ней стоял оборванный мужчина. Мама была на работе. А я отца узнала по голосу и закричала по-румынски:" Татикэ!!!"(Папочка!!!)
Я повела папу на фабрику к маме через весь город. Единственное, что я помню, как мы шли по мосту через Терек.

Такие были наши разговоры сегодня. И не только такие. А рассказала я именно об этом разговоре потому, что у меня каким-то чудом сохранилась ТА САМАЯ ФОТОГРАФИЯ, по которой нас нашёл отец. Я склеила остатки фотографии и решила поместить её в это сообщение.

Примечание к фотографии: На маме бежевое пальто с чёрной шёлковой подкладкой. Тёмносиние замшевые туфли, такого же цвета шляпка. В руке у неё её сумка и пакетик с белыми носками для меня. Из этого пальто позже, когда я уже училась в Челябинском политехническом, мама сшила мне юбку, а из подкладки блузку. Где- то есть даже фотография моя в этом наряде. Асе на той фотографии очень мои бусы понравились...
На фотографии на мне красное пальто, розовая шляпка, чёрные лаковые туфли, в руке у меня пакетик с пирожными и ландыши, которые я до сих пор люблю.
Фотография сделана ещё в Румынии в гор. Яссы. Мы шли с мамой по улице Штефан чел Маре(Стефана Великого). Мне на фото 4 года, а маме 28 лет.

Проба снята. Вкусно...


четверг, 14 августа 2008 г.

15 августа День Рождения моего мужа-Михаила.




А знакомы мы с ним более 60 лет.
Учились в соседних школах, которые располагались под прямым углом друг к другу.
Посмотрите на наши школы: женская школа №6 и мужская школа №5.

вторник, 12 августа 2008 г.

И СОТВОРИЛ БОГ...




В начале сотворил Бог небо и землю. Земля была покрыта брокколи, цетной капустой и шпинатом, и овощами разными: зелеными, желтыми и оранжевыми всех видов, и у Адама с Евой жизнь была долгой и здоровой.

И сотворил Сатана мороженое «Бен и Джерри», и бублики с маслом.
И спросил Сатана Адама: «Хочешь ли ты отведать жирного сыра с бубликом?»
И ответил Адам: «Да!»
И добавила Ева: «И я хочу! И добавь солений!»
И поправились Адам с Евой каждый на 3 килограмма.

И сотворил Бог живой био-йогурт, чтобы Ева смогла сохранить фигуру, которую так любил Адам.
И сотворил Сатана белую пшеничную муку, дрожжи и тростниковый сахар, и перемешал их.
И перешла Ева с 36 размера на 44-й.

И сказал Бог: «Ешь с аппетитом этот зеленый салат из моего райского сада!»
И сказал Сатана: «И добавь в него соус из голубого сыра, и положи рядом чесночный хлеб».
И расстегнули Адам и Ева свои пояса после трапезы.

И сказал Бог: «Послал я вам свежие овощи для здорового сердца, и оливковое масло холодного отжима».
И выложил Сатана на стол бараний кебаб, шуарму в пите, и курицу жареную в панировочных сухарях, и предложил есть, не стесняясь.
И подскочил у Адама и Евы холестерин до небес.

И сотворил Бог картофель, запеченный в духовке без масла, с повышенным содержанием калия и других полезных ингредиентов.
И почистил Сатана картофель, нарезал его на тоненькие ломтики, и пожарил его в глубоком масле, и назвал его «чипсами», и щедро посолил.
И еще набрал веса Адам. А у Евы выскочили прыщи.

И сотворил Бог кроссовки для бега, и дал их своим детям, чтобы сожгли они излишек веса.
И дал Сатана Адаму и Еве кабельное телевидение с пультом дистанционного управления, чтобы не напрягались, если захотят переключить программы.
И смеялись, и плакали Адам и Ева напротив мерцающего экрана, и надели удобные домашние тренинги с резинкой на животе.

И дал Бог Адаму и Еве постное мясо, диетические продукты, нежирные сосиски, чтобы не набирали они много калорий.
И сотворил Сатана Макдональдс, и чизбургер за пять шекелей.
И сказал Сатана Адаму: «Ты хочешь чипсы?»
«Да! - ответил Адам – Увеличенную порцию!»

И получили Адам и Ева инфаркт!

И вздохнул Бог, и создал операцию по шунтированию сосудов сердца.
И усмехнулся Сатана, продолжая схватку, и создал министерство финансов и больничные кассы.

понедельник, 11 августа 2008 г.

О знании иностранных языков(о п я т ь 25).


Ничего нового. Просто мне к а ж е т с я исправили связь и велели подольше поэкспериментировать с Интернетом.
Ну, я и пошла знакомыми маршрутами : Машенька, Ася, Надя.
Первые две пишут на английском, третья вообще не пишет.
Погрустила я, а потом вспомнила, как я иврит учила. Пыталась прочитать любую наклейку, надпись и т д.
Помню, был такой случай.
Я осталась ночевать у моей сестры, Миша тогда работал в ночную смену, и мне совсем не хотелось быть дома одной.
Мой племянник Мики в то время был в армии, его комната пустовала. Вот в той комнате я и расположилась.
Заснуть не могла. Тогда я стала читать все наклейки, которыми был щедро украшен большой шкаф в комнате племянника.
Читала, понимала не всё, но одну наклейку я запомнила навсегда, если писать русскими буквами, то написано было так: Паб кибенимат. Но было написано на иврите.
Утром я спросила у племянницы, что это означает. Она мне сказала: Есть такой пивной бар в Тель Авиве. Я ей объяснила, что это не самое приличное название. Лиля, моя племянница, пообещала мне узнать, отчего такое название.
Через несколько дней она мне ответила.
Оказывается, хозяин Паба, между прочим по- русски не знает ни слова, услыхал, что после приезда многих из СНГ-СССР, стало часто звучать такое словосочетание :лех кибенимат. Всех посылают по определённому адресу, но никто не знает куда именно.
Вот он и назвал свой паб , чтобы все, кого посылают, шли к нему.
Я иногда рассказывала эту историю своим знакомым и видела, что не все мне верят.
А сегодня прочитала рассказ Дины Рубиной на ту же тему.
Можно дать ссылку на рассказ, но я приведу его здесь полностью.


Дина Рубина

"Я НЕ ЛЮБОВНИК МАКАРОН",
или кое-что из иврита
Предотъездный ажиотаж в Москве вокруг многочисленых курсов по изучению иврита.
Не помню — кто из моих приятелей обронил после первого занятия: "Как вообще сознание русскоязычного человека может воспринять язык, на котором неприлично звучащее слово "ялда" означает — "девочка"?
И вот — приезд, Иерусалим, обязательный "ульпан" — курсы иврита...
Что там "ялда", доложу я вам (которая, кстати, через каких-нибудь два-три урока бегло и просто произносится всеми как "елда")! Что там невинная "ялда", повторяю, если наш преподаватель — неулыбчивая религиозная женщина в парике, в глухом, под подбородок, платье с длинным рукавом (в июле), каждые три минуты бодро повторяет непристойное слово "схуёт", от которого напрягается и переглядывается вся группа.
Вдруг Хана прервала свою речь, по-видимому заподозрив, что мы не все понимаем.
— Как будет по-русски "схуёт"? — спросила она на иврите, оглядывая класс. Повисло секундное молчание и один из учеников, пожилой доктор исторических наук, сказал в тишине мрачно:
— Да так и будет...
И все расхохотались.
Впоследствии выяснилось, что Хана, добрейшей души человек, рассказывая о непростой жизни в этой стране, просто советовала всем нам хорошенько изучить свои права (они же "схуёт") с тем, чтобы во всеоружии вступить в борьбу с пресловутым чудовищем — вездесущей израильской бюрократией.
И просто неловко вспомнить, как по приезде в Иерусалим я отказалась от прекрасной съемной квартиры — (редкая удача, наплыв репатриантов, все квартиры нарасхват) — только по одной причине: дом, в котором маклер предлагал нам снять эту квартиру, стоял на улице Писга. Я представила себе, как сообщаю свой адрес московским друзьям, и как, посылая письма, они выводят на конверте: Pisga — strit...
Нет-нет, сказала я маклеру, эта квартира мне не подходит.
Вид из окна, знаете ли, спальни, не очень, знаете ли, не фонтан...
(Между прочим, "писга" означает — "вершина". Я потом жила в поселении, которое называлось "Вершины" — во множественном числе — "Псагот". И ничего. Очень любила это место.)
Но в по-настоящему идиотское положение я попала месяца три спустя после приезда.
У меня заболел зуб, и приятели порекомендовали хорошего зубного врача, не забыв предупредить меня, что Фирочка (именно так!) — женщина религиозная, в высшей степени деликатная, прекрасно воспитанная и щепетильная до чопорности.
Таким образом, мне намекали, чтобы у Фирочки я не давала воли своему языку и своей свободной манере выражаться. Какой там выражаться, отмахнулась я, рта не могу раскрыть, всю ночь по стенкам гуляла.
Фирочка и вправду оказалась приятнейшей особой — с круглым улыбчивым лицом, ласковым голосом и убаюкивающей речью.
"Откроем ротик... — бормотала она нежно, колдуя над моим зубом, -... сейчас откроем зубик... положим ватку с лекарством... поставим пломбочку... полощите ротик..." и т.д.
Я расслабилась. Я, можно сказать, совсем размякла. Ангелы, кроткие ангелы реяли надо мной, и один из них — в белом халате — нежно овевал меня крылами...
Наконец я покинула кресло. То, что у зубного врача может быть совсем не больно, само по себе было ошеломляющей новостью. Все еще пребывая в сферах небесных, я достала из сумки чековую книжку, ручку и, почти без усилия придав голосу интонацию кротости, приличествующей этому религиозному дому, спросила:
— Сколько я должна вам выписать, Фирочка?
Не меняя лучезарного выражения на лице, Фирочка ласково сказала:
— Можете выписать дохуя...
Моя рука над чековой книжкой окаменела. Умолкла музыка небесных сфер. Все смешалось в доме Облонских.
Повторяю — я далеко не ханжа. Я, можно сказать, человек циничный, крепкое слово ценю и употребляю, но... В нужном контексте, помилуйте, в соответствующем окружении близких по духу людей и, главное — к месту. Так сказать, ложка к обеду.
Не поднимая глаз от бланка чековой книжки, я сказала суховато:
— Ну... столько у меня нет. Но если вы назовете определенную сумму, то я выпишу чек.
Взглянув на Фирочку, я впервые в своей жизни увидела физическое воплощение литературного штампа "алая краска залила ее лицо". Фирочка стала даже не багровой — фиолетовой. Крупные капли пота выступили на ее высоком опрятном лбу. Я испугалась за ее давление.
— Боже мой! Боже мой! — вскрикнула она, всплеснув руками, — Что вы подумали?! Чек "дахуй", это значит, "отсроченный чек", а вы подумали... в моем доме..!!
Бедная! Движимая религиозным чувством сострадания неимущей репатриантке, она хотела облегчить мне условия выплаты. Хорошая штука — отсроченный чек. Выписываешь его сию минуту, а деньги со счета в банке сходят через месяц или два.
Словом, я оскандалилась.
Мои приятели сказали на это — сама виновата, мы тебя предупреждали, что дом приличный, а ты со своими замашками...
Что касается отсроченного чека, — тут я уже навсегда держу ухо востро, и меня провести не так просто. И вообще — как услышу незнакомое словосочетание на иврите, в котором явственно слышны знакомые русские слоги или даже слова, стараюсь помалкивать или, по крайней мере, реагировать осторожно. Правда, и тут случались накладки.
Однажды в поликлинике, в очереди к врачу со мной разговорился старичок, одинокий репатриант. То, сё,— как всегда, разговоры у эмигрантов, особенно пожилых, особенно одиноких, особенно неимущих, крутятся вокруг темы "где еще что можно получить". Он говорил, я вежливо слушала вполуха. Он рассказывал о благотворительной столовой, в которой бесплатно кормят стариков-репатриантов.
Этим же вечером нас пригласили в гости. Семья адвокатов, в Израиле лет уже тридцать, люди респектабельные. За ужином речь шла о колоссальных благотворительных суммах, перечисляемых сюда американскими еврейскими общинами. О том, как эти суммы контролируются и на что идут. Словом, как всегда — о злоупотреблениях израильских чиновников.
Тогда я встряла, как обычно со мною бывает, — некстати. Полезла защищать этих чертовых чиновников. А вот, говорю, есть благотворительная столовая.
Хозяин дома небрежно так пожал плечами, закуривая.
— А, — говорит, — да. Тамхуй.
Черт меня потянул за язык.
— Что, — спрашиваю сочувственно, — плохо кормят?
— Да нет, почему — плохо? Кормят хорошо. Только это не выход из положения.
Тогда я и сообразила, что слово "тамхуй", собственно, и означает — "благотворительная столовая". (Обыгрывая непристойность для русского уха звучания некоторых слов в иврите, можно было бы привести немало примеров. Что стоит, например, одно только слово "ибуд" ("потеря")? А, производное от него — "ибадти" — ("я потерял")?
Но мне не хотелось бы приводить их здесь только ради легкой усмешки читателя. В любом языке есть слова, воспринимаемые с трудом носителями других языков. Важно то, как влияет на человека чужая языковая среда в совершенно новой реальности.)
В совсем уже запредельную ситуацию я попала месяца два спустя после приезда.
С моим хорошим приятелем — историком и журналистом Мишей Хейфецем мы ехали в автобусе в Тель-Авив, на писательский семинар. Сидели через проход друг от друга и, надо полагать, громче принятого разговаривали. Впереди нас сидел почтенный господин лет шестидесяти, который время от времени оборачивался и внимательно на нас с Мишей посматривал.
В один из таких его оборотов, когда на нас вновь остановился пристальный изучающий взгляд, Миша, улыбнулся и спросил доброжелательно:
— Ата (ты) — мудак?
Я онемела.
Во-первых, это неожиданное, неоправданное, чудовищное хамство по отношению к пожилому человеку так было несвойственно Мише!
Во-вторых, непонятна была Мишина доброжелательная улыбка, сопровождающая хамский текст, — она усиливала циничность оскорбления.
И, в третьих — откуда израильтянин вообще мог знать это исконно российское словечко из сленговых пластов последних лет? И почему Миша уверен, что тот его знает?!
На какую-то долю секунды я почувствовала дурноту нереальности происходящего.
И в этот момент, так же доброжелательно улыбнувшись, почтенный господин охотно откликнулся на иврите:
— С чего это вдруг я — мудак? Я вовсе не мудак.
И отвернувшись, уставился в окно на дивный пейзаж, бегущий вдоль шоссе.
— Так вот, — увлеченно продолжал Миша Хейфец, как ни в чем не бывало, снова обращаясь ко мне, — я, значит, иду в Центральный архив...
— Миша... — пролепетала я, впервые в жизни ощущая буквально, что значит выражение "поехала крыша", — Миша, за что ты обозвал этого человека?
— Кого? — изменившись в лице, спросил Миша. — Как — обозвал?
— За что ты обозвал его "мудаком"?
Хейфец напрягся и... расхохотался.
— "Мудъаг"! — повторял он, хохоча, — "мудъаг" — "обеспокоен"! Я спросил его — не обеспокоен ли он чем-то. Он ответил: с чего это вдруг мне беспокоиться?
Однако, живешь-живешь, и привыкаешь... Более того — постепенно теряешь чувствительность "русского уха" к звучанию слова, начинаешь прилагать немыслимые усилия, чтобы не засорять речь привычными названиями на иврите. И это, поверьте, действительно требует значительных усилий, потому что иврит — как язык — более "удобен" в употреблении, сжат, краток, ёмок.
Отрывок из Пятикнижия на иврите занимает на странице, скажем — три-пять строк; перевод на русский того же отрывка занимает почти всю соседнюю страницу.
Гораздо проще, рассказывая о знакомом, которого на службе перевели в статус постоянного работника со всеми вытекающими из этого статуса льготами, — сказать "он получил "квиют", чем вот так, как я — двумя строками выше — объяснять это по-русски.
Гораздо быстрее сказать "мисрад-клита", чем " министерство абсорбции новых репатриантов". Посопротивляешься с полгода, а потом и рукой махнешь. Жизнь плотная, не до разговоров, ну его — так проще. Вот и слышишь то и дело в автобусе разговор двух, вполне российского происхождения, особ:
— Я говорю "менаэлю" (начальнику): пока я не подпишу "хозе" (договор) со всеми "тнаим"(условиями) — я работать не стану. Я без "пицуим" (денежной компенсации при увольнении), без оплаченных "несиёт" (поездок на работу), без "битуах леуми"(национального страхования) и без "купот-гимел" (пенсионных касс) не буду работать!
До отъезда мне несколько раз попадались книги ивритских писателей, переведенные на русский язык. Одна была из жизни мошава — сельскохозяйственного поселения. Жители мошава назывались "мошавники". Я читала и содрогалась. Как же не чувствует переводчик, думала я, что это слово ассоциируется в русскоязычном сознании сразу с тремя словами: "мошенник", "шавка" и "мошонка"!
Прошло несколько лет, и я совершенно спокойно слушаю в последних известиях и про мошавников, и про кибуцников. Да что там! — абсолютно не моргнув глазом перевариваю какое-нибудь "мемшала мехуевет" (правительство обязано).
Я даже привыкла, наконец, к тому, что имя моей дочери Евы звучит в настоящем, первородном варианте как "Хава" (правда, с ударением на последнем слоге). Мне уже не слышится в звучании этого имени словечко провинциальных лабухов — "хавать". Я уже не морщусь, когда звонит ее одноклассница и спрашивает Хаву. Я просто вежливо отвечаю, что Хавы нет дома. Больше не ассоциирую. Сознание отсекает. Сознание раздваивается и живет отдельной — русской жизнью — дома, в кругу близких друзей.
Мимо меня течет густая плотная река жизни на иврите. По необходимости я вступаю в эту реку и осторожно плыву мелкими неуверенными гребками, никогда не заплывая на глубину — боюсь утонуть.
Вот и сейчас, сижу за компьютером, а в соседней комнате ссорятся на древнееврейском дочь и сын. Они долго и подробно выясняют отношения, прибегая к сложным словесным выкрутасам (большинство из них я не понимаю и не вдаюсь); это совершенно не похоже на русскую ругань — иные принципы словообразования.
И я уже не расстраиваюсь, я смирилась — у них свой язык, у меня — свой.
Вот только пытаюсь еще — довольно жалко — "качать права" в собственном доме. — "Со мной — только по-русски!" — кричу я в ответ на ту или иную, обращенную ко мне фразу на иврите. И они пытаются, бедные. "Хочешь макарон?" — спрашиваю я дочь, и она отвечает смиренно: — "Нет, спасибо. Я — не любовник макарон." Или, когда мне звонят и, попадая на дочь (голоса похожи), спрашивают: "Это Дина?", она отвечает терпеливо: — "Нет, это ребенок от Дины. Она не находится". Как говорит мой муж ядовито: "за этим, кажется и ехала, голубушка?"
Кстати, есть слова в иврите до смешного похожие и по смыслу и по звучанию на русские. Например, слово "нудник", означающее просто — "зануда". Израильтянин, мой сосед, прогуливая своего кобелька, не обделяющего вниманием ни одной суки, говорит горделиво:
— У (он) романтик ве (и) нудник!
Что касается настоящего русского мата в полнокровной повседневной жизни израильтян, то он тоже имеет место. Да и как же иначе — страну эту строили, главным образом, выходцы из России, люди, поди, не чуждые традиции ядренного русского слова. А условия жизни в Палестине начала века, губительный ее климат и непростые, мягко говоря, взаимоотношения евреев с арабским населением очень и очень располагали к широкому употреблению глубинного матерного пласта русского фольклора.
Правда, с течением времени смысл того или иного выражения сместился, как-то смазался, пожух.
Например, очень распространенное здесь выражение "лех кебенимат" означает всего навсего что-то вроде — "иди к черту".
В Тель-Авиве даже есть ресторанчик — "Кебенимат".
Не была там ни разу. Не знаю — что подают

Специально для Тони и Аси.


Здесь кто-то смотрит фильмы через лупу.
В этом нет необходимости, так как можно смотреть фильм на весь экран, достаточно только кликнуть курсором в правом нижнем углу на прямоугольник(в нём ещё четверть выделена) Пробуйте. И напишите о результатах просмотра.

воскресенье, 10 августа 2008 г.

Подвожу итоги.


Сегодня я удачно пробыла несколько часов в Интернете и показала вам , как мы отмечали два дня рождения-моей сестры и её внучки.
У кого есть вопросы, пишите, буду отвечать в комментариях.
Всем спасибо, что выдержали(если выдержали) мой фото-видео репортаж.
Через несколько дней у меня ещё один именинник. Праздника не будет, так как в доме жара. Но что-нибудь придумаем.

Танцуют имениннцы


Рая-именинница и устроительница застолья




Рая и Яшка.

У мангала - Раин муж, Яшка. Остальные вам знакомы.


Мои барышни




Мама в настроении, пританцовывает, Рая накрывает на стол.

Мама


Фильм второй. Лиля и Ницан.





Моя племянница и её дочь.

А теперь фильм первый Почти вся семья в кадре.


Продолжаю фотообзор


 
Posted by Picasa

И ещё...


 
Posted by Picasa

Продолжение


 
Posted by Picasa

И ещё продолжение вечер Дня рождения


 

 

 

 
Posted by Picasa

Разъяснения.


Пыталась вчера поделиться свежими впечатлениями со Дня рождения Раи и Ницан.
Успела загрузить только несколько фотографий, как меня снова "вышибли" из Интернета.
Уже не верю, что когда-нибудь исправят мой ящик. разговариваю с ним и операторами на повышенных тонах и "по-французски". Мне бы Тонечку в помощь, мы бы им по-рязански нараспев объяснили...
Сейчас пытаюсь ...

пятница, 8 августа 2008 г.

Понемногу начинаю возвращаться.


Последнее время я практически живу без Интернета. Вот уже две недели моему виртуальному одиночеству.
Уже четыре техника посетили меня, всё ищут причины сброса меня из сети.Вот и сегодня предупредили, что придут разбираться со связью 11 августа.
Моя мама высказала предположение, что это оттого, что я много времени провожу в интернете.
В жизни всё иначе, муж-рядом, мама - через дорогу от меня, дети далеко, но есть телефон.
Но выяснилось, что этот блог - своего рода форма самовыражения, не совсем дневник, но что-то подобное, попытка взглянуть на себя со стороны.
Если честно сказать, мне очень нравится смотреть на карту посещения блога, радуюсь каждой новой точке на глобусе .
И часто , не имея понятия, кто читатель, пытаюсь представить, кто бы это мог быть.
А уж если посетитель ещё и напишет мне пару слов, мне начинает казаться, что день не прошёл зря .
И всё-таки я растеряла своих адресатов. Я не пишу и мне не пишут.
Мои дорогие посетители и читатели, я скоро вернусь.
И даже если не всегда пишу то, что многим интересно, так ведь и блог свой я так и назвала Былое и Думы, то есть воспоминания о прошлом и размышления об этом прошлом и о натсоящем.
Писать и говорить об этом надо сейчас, пока мысли не путаются, как у моей мамы.
На неё наша попытка построить её ветку генеалогического дерева вызвала такое напряжение, что я уже несколько дней жалею, что завела с ней эти разговоры.

А чтобы скрасить это сообщение, попробую загрузить видеоролик, который мне прислали(Правильно Вы угадали, моя Машенька прислала).

понедельник, 4 августа 2008 г.

Память надо тренировать.Рассказ моей мамы.


К такому общеизвестному выводу я пришла сегодня, поговорив с мамой.
Она часто мне рассказывает разные эпизоды из своего далёкого детства.
Несколько дней я пристаю к ней с просьбой вспомнить ещё что-нибудь.
Вначале мама отнеслась к моим просьбам с большим подозрением, кому и зачем это нужно?
Всё-таки долгие годы жизни в стране, где страх и подозрение были основой, не могли не сказаться на характере человека.
Но как только я объяснила суть Машиной затеи, мама оживилась и начала говорить приблизительно так:
"Рядом с нами жил мамин брат Менаше, это слева, а с другой стороы жил Самуил. Ну, а маминого брата Моше(то есть , она говорит о брате моей бабушки) ты наверное помнишь, седой такой с белой бородой до пояса. Он часто приходил к нам, когда мы жили в Черновцах.( Я действительно помню его, но раньше меня почему-то не интересовали семейные истории). Мою бабушку звали Чарна. Твоё имя тебе дано в её честь, только немного переделали по просьбе врача. А дедушку звали Имануил(Маник). В его честь дано было имя моему старшему брату Манику. У моей бабушки было пять сыновей и одна дочь, моя мама(Моя бабушка Риса. Ч.Г.) Мы все были очень дружные, сохранили родственные отношения на всю жизнь.
Был у мамы брат Эфраим. У него было пятеро детей. Три твои тётки(Я их помню! Сима, Риса и Женя(Шейндл), последняя умерла 2 года назад в Хадере) и два дяди."

Дальше я расскажу своими словами. Маме воспоминания даются тяжело, требуют напряжения, но она делает это с удовольствием.
Похоже, что ей доставляет удовольствие снова мысленно возврвщаться в своё. детство, в свою молодость.
Вскоре после давнего отъезда в Америку моего дяди Маника(почти 90 лет назад), в поисках заработка и лучшей жизни поехал в Америку и муж тёти Симы.
А в мире происходили разные события:в Америке-большая депрессия, в Европе-фашизм, передел Европы. Мамины родственники оказались в СССР. О воссоединении семей речи не было.
Я помню тётю Симу. Она была очень бедной, трое детей. Вскоре после войны, когда все наши родственники приехали поближе к своим прежним очагам, почти все обосновались в Черновцах.
Это было голодное послевоенное время. Тогда нас нашёл дядя Маник. Тогда же тётю Симу нашёл через Красный Крест её муж. Он жил в Бразилии. Он стал посылать семье посылки, которые семья реализовывала и на это жила. При такой тяжёлой жизни тётя с помощью мужа дала детям образование:один математик и два врача.
Но воссоединиться семье не позволяли.
Давно уже умерда тётя Сима и её муж. Их дети - все трое живут в Бразилии. Как они туда попали - это отдельная детективная история, в которой есть всё, включая фиктивный брак с поляком.
Детей тёти зовут Миша, Моня и Туся. Они часто бывают в Израиле, в Хадере. А часть внуков живут в киббуце.
Вот и думаю я, что раньше семейные узы были крепче и теплее...

воскресенье, 3 августа 2008 г.

Мамины воспоминания о брате.




Второй день моя мама только и вспоминает свою семью.
Её старшую сестру Клару я тоже помню. Наверняка её помню не только я одна из читающих эти строки. И я обязательно напишу о ней.
А сейчас о Манике, её любимом старшем брате хочу показать несколько фотографий.
Потому что мамины воспоминания связаны с её поездкой в Штаты в восьмидесятые годы, когда её племянник Стив пригласил её.
Мама рассказывает, что Стив привёз её на кладбище и сказал:"Иди и ищи своего брата". И мама пошла . И сразу нашла могилу. Она говорит, что даже не искала, а просто подошла.
На одной их фотографий вы видите мою маму у памятника брату.

На второй день Стив привёз маму в дом престарелых, где жила его мать, то есть жена дяди Маника.
На фотографии моя мама, Стив, а в центре - его мама.

суббота, 2 августа 2008 г.

О былом.


Надеюсь, что мне удастся дописать и опубликовать это сообщение.
Вроде бы и не очень срочно. но такова моя привычка, пишу под впечатлениями.
Если пробежаться по моему блогу, то без лишней скромности можно назвать его Записками сумасшедшего, потому что это набор разных воспоминаний. В том числе воспоминания и о моих предках.

Сегодня гуляла с моей мамой. Ей 96 лет. Стали говорить о родных. Мама стала очень нервничать, потому что она просто забыла многих, а ей нужно было рассказать мне разные эпизоды своей жизни.
Я как могла, помогала ей вспомнить.
Но годы стирают многое из памяти.

И вот тут-то я поняла в очередной раз, какая умничка моя Машенька, которая вздумала составить генеалогическое дерево. Она многое "перелопатила" здесь у меня.

Так что я теперь буду спокойна:когда наступит склероз с маразмом,а они приходят незаметно, у меня будет всё задокументировано.

Довожу до сведения моих дорогих читателей: друзей, родных и гостей.


У меня временные технические трудности с Интернетом. Мы поменяли инфраструктуру - перешли с кабеля на спутник, постоянно что-то не фурычит. Надеюсь, что дня через три всё наладится. Так что не ругайте меня если я не только здесь ничего не напишу, но и на E-mail не отвечу, значит, я их ещё не получила.
Вот сейчас прорвалась и решила предупредить всех.