понедельник, 31 мая 2010 г.

Что можно сделать с помощью простеньких программ? А посмотрите сами.


Меня  подружка завалила фотографиями выходных дней.
Я нашла простенький спасоб их просматривать и  решила продемонстрировать , что из этого получается...



четверг, 27 мая 2010 г.

среда, 26 мая 2010 г.

Такая вот история...


Мы снова встретились с однокурсниками.
С теми, с которыми учились вместе  более 50 лет назад(!!!!!!!)
В этом  году для меня  это  была вторая встреча.  Правда, на основную встречу, где собралось несколько наших однокурсников, я не смогла пойти. Но  мы можем  в любой день это организовать, было бы желание. А вот есть ли желание? Боюсь, что есть  страх. Хочется всех запомнить такими, какими они остались в памяти.
Чтоб не получилось как в этом эпизоде, который я привожу ниже:


Знакомо ли вам это неприятное чувство, когда, глядя на своих ровесников, вы думаете: "Неужели и я так старо выгляжу? Не может быть!"
Если да, тогда эта история для вас.

Сидя в очереди на прием к новому стоматологу, я обратила внимание на его диплом, висящий на стене в приемной. Внезапно вспомнила, красивый высокий мальчик с такими же именем и фамилией учился со мной в одном классе где-то 30 лет назад.
Но как только я зашла в кабинет, я тут же отбросила мысль об этом - этот лысеющий седой мужчина с морщинистым лицом был слишком стар, чтобы быть моим одноклассником. Тем не менее, после того, как он провел осмотр, я спросила его, какую школу он закончил. Он назвал номер моей школы!
- В каком году? - спросила я.
- В 1978-ом. А почему Вы спрашиваете?
- Вы были в моем классе! - воскликнула я.
Он пристально посмотрел на меня и спросил:
-Да? А что Вы преподавали?

вторник, 25 мая 2010 г.

Вот так и живём


Мы торопимся жить. Мы спешим.
Дом, проблемы, работа, семья.
Детям - все. Жизнь свою дарим им.
Забываем, что есть наше "я".
И друзья, и родные - потом.
Не звоним. Не до встреч. Не до них.
Для детей дышим, пашем, живем
И болеем за чад дорогих.
Подрастают. Стремимся помочь
От невзгод уберечь и спасти.
Молим Бога и день, мы, и ночь,
Чтоб хранил, наставлял их в пути.
Вот и выросли. Радость в душе.
Покидают родительский дом.
Груз забот. Не до нас им уже.
И напрасно мы весточку ждем.
Силы есть - помогать мы должны.
Отдаем, без остатка, себя.
Жизнь прошла - никому не нужны.
Очень грустная штука - судьба.
Замкнут круг. Все сначала, опять,
Нашим детям придется прожить.
Никому не дано разорвать
Эту крепкую, вечную нить॥

Автор стихов-моя землячка-бельчанка Светлана Грабовская

воскресенье, 23 мая 2010 г.

Устами младенца...


Едем в такси я, сестра и малой. Сестра просит у меня
гигиеническую помаду. Начинаю рыться в сумочке, периодично
предлагая что-нибудь по пути: расчёску, тушь, зубочистки, йодный
карандаш, счета за телефон и квартиру, крем, духи, заколки...
Малой наклоняется к своей тётке и негромко говорит:
Ещё пять минут и она там нефть найдёт.

В магазине сегодня давали сдачу и пятёрка упала. Говорю малому:
Зайчик, подними, пожалуйста.
Тут мужчина рядом поднимает и отдаёт мне со словами:
Я, конечно, не зайчик...
Малой, так, возмущённо:
Зачем тогда поднимал?

У моей знакомой есть сын. Его отец работает на локаторе в
аэропорту. Мальчик спрашивает у мамы:
Что папа там делает?
Даёт наводку лётчикам, что-бы они могли самолёт правильно посадить.
Сын очень удивлён:
А что, они без водки сесть не могут?

Сидим на работе. Звонит 5-летняя дочка сослуживицы, просит
позвать маму к телефону. Ей отвечают:
А мамы нет, она в банке.
Продолжительное молчание, после этого следует вопрос:
А как она туда залезла?


Сижу я как-то на лавке и наслаждаюсь тёплой, летней погодой. У
подъезда стоит новенькая иномарка. К ней подбегает девочка (лет
восьми) и плашмя прыгает на капот. Срабатывает громкая
сигнализация. Услышав её звук, из окна восьмого этажа вылезает
мужская физиономия. После чего девочка кричит:
Пап, можно я ещё погуляю?

Малой приболел. Сидим, списком разрабатываем план борьбы с
вирусом интерферон, отвары, клюква, ингалятор, лизобакт и одно
из пяти лекарств, что врач прописала. Я, задумчиво так:
Может, тебе горчицы в носки?
Серёжка:
Ага, сейчас! Ты мне ещё соли в трусы насыпь!

Знакомый рассказал. Есть у него сын, 4 года. Сейчас учат буквы,
история об этом. Проходили букву "В":
Какие слова на эту букву ты знаешь?
Не знаю я таких слов!
Ну, подумай. Чем мы пол подметаем?
Подметалкой!
А если хорошо подумать?
Щёткой! (И не поспорить!)
Хорошо, а мусор куда кладём?
В пакет!
А потом?
На мусорку.
А сестру твою как зовут? (Вероника)
Ника!
А дедушку? (Имеется в виду дед Вова)
Женя! (Другой дед)
А второго?
Хм... Не Женя!
Дальше они не выдержали.

Алиса любознательно:
Мам! А куда тампоны вставляют?
Мама, подавившись яблоком:
Ну... как тебе сказать... В общем, туда, откуда берутся дети.
Алиса, обалдев:
В аиста, что ли?

Вспомнила историю из детства своей подруги: Её старший брат
смотрел футбол, а она (маленький скорпиончик), к нему пристаёт:
Серёж, можно я тебя стукну?
Он, что бы отстала поскорей:
Ну, стукни!
Стукнула. Ей, видимо, показалось мало. Взяла детский утюжок (те,
что при совдепии делали, металлические, ими гвозди забивать можно).
А утюжком можно?
Нет, утюжком нельзя!
Походила возле него кругами...
А сумочкой?
Сумочкой можно...
Стукнула... Как вы думаете, что было в сумочке?! Правильно
утюжок!

Стоим в пробке, я за рулем, младший брат рядом сидит. Загорелся
зелёный. Я о чём-то задумалась. Брат:
Зеленее не будет.

Утром спускаю ноги с кровати и наступаю на что-то мягкое.
Ой, кто здесь?
Маша:
Это я, белочка. ГАВ!
Разве белочки гавкают?
Да, когда злые и голодные...

Моя дочь меня спрашивает:
Мама, а во сколько часов я родилась?
В двенадцать ночи.
А она мне испуганно:
Ой, я тебя, наверное, разбудила?!

четверг, 20 мая 2010 г.

Да здравствует Г У Г Л !!!!!


Моя младшая внучка уехала уже.
Мы с ней сделали потрясающее открытие: мы научились понимать друг друга, не имея общего языка общения.
Она мне пишет по-голландски, я заношу текст в Переводчик Google , перевожу, читаю, пишу ей ответ по-русски, здесь же перевожу на голландский, копирую в чат и отправляю моей Оленьке.
Вот и сейчас мы с ней объяснились в любви, она написала мне, что любит меня и скучает уже.
И я летаю от счастья!!!

вторник, 18 мая 2010 г.

М А М А...Завтра в Шавуот я зажгу свечи, прочту Изкор-поминальную молитву по тебе


МАМА - как прекрасно звучит это волшебное слово...

Когда тебе был 1 год, она кормила тебя и убирала за тобой, В благодарность Ты плакал всю ночь.
Когда тебе было 2 года, она учила тебя ходить,
В благодарность Ты убегал, когда она звала тебя.
Когда тебе было 3 года, она готовила для тебя вкусную еду,
В благодарность Ты бросал тарелку на пол.
Когда тебе было 4 года, она дала тебе ручку для того, чтобы научить тебя рисовать,
В благодарность Ты рисовал на стенах.
Когда тебе было 5, она одевала тебя в красивую одежду,
В благодарность Ты приходил домой измазанный в грязи.
Когда тебе было 6, она записала тебя в школу,
В благодарность Ты кричал, что не хочешь идти на занятия.
Когда тебе было 10, она ждала, когда ты придешь из школы, чтобы обнять тебя,
В благодарность Ты убегал в свою комнату.
Когда тебе было 18, она плакала на твоем выпускном вечере,
В благодарность Ты попросил купить тебе машину.
Когда тебе было 20, она просила тебя побыть с семьей,
В благодарность Ты проводил все свое время с друзьями.
Когда тебе было 25, она помогала тебе с затратами на свадьбу,
В благодарность Ты жил со своей женой как можно дальше от нее.
Когда тебе было 30, она давала тебе советы по поводу твоих детей,
В благодарность Ты просил ее не вмешиваться в твою личную жизнь.
Когда тебе было 35, она звонила и приглашала тебя на обед.
В благодарность Ты отвечал, что тебе некогда и ты не сможешь.
Когда тебе было 40, она звонила и говорила, что она больна и нуждается в твоей поддержке
В благодарность Ты говорил: Проблемы родителей всегда переходят к детям.


Однажды, твоя мама покинет это мир, в то время как ее любовь к тебе не покинет ее сердца, она уйдет и одна из дверей рая закроется перед тобой!
Если твоя мама еще жива, НЕ ОСТАВЛЯЙ ЕЕ, НЕ ЗАБЫВАЙ ЕЕ, СДЕЛАЙ ВСЕ,ЧТО В ТВОИХ СИЛАХ, ЧТОБЫ ОНА БЫЛА СЧАСТЛИВА, НЕСМОТРЯ НА ТО, ЧТО ОНА ДЕЛАЕТ ИЛИ ГОВОРИТ.
Никогда не злись на нее, не говори слова, что могут расстроить ее или разбить ее любящее сердце. У тебя есть только одна мама!!!




понедельник, 17 мая 2010 г.

Семейный разговор...


Вчера вечером мы с женой сидели за столом и говорили о том, о сём.
А затем как-то незаметно перешли к теме "Эвтаназия".

Это очень деликатная тема затрагивающая вопрос выбора между жизнью и смертью.

И я сказал ей:
"Не пожелаю никому попасть в положение, когда ты находишься в полной зависимости от машины, питаешься жидкостью из бутылки.


Если ты когда-нибудь увидишь, что я нахожусь в таком состоянии, отключи машины, поддерживающие моё существование".

Она встала, выключила телевизор и компьютер и вылила моё пиво ....... дура!!!

воскресенье, 16 мая 2010 г.

Из Интернета


Нет, я не старости боюсь...
не груза лет, что снегом падает ...
Боюсь, что утром вдруг проснусь...
и солнце больше не обрадует!
Боюсь, что в будничности дней...
вдруг разучусь любить и мучиться...
Что станет сердце холодней,
и ненавидеть ложь разучится!
Что вдруг, увидев горизонт...
душою следом не потянешься!
Что от дождя нырнёшь под зонт...
а в бурю в тихом доме спрячешься!
Боюсь, что с возрастом душа...
как высохший родник, глухою станет...
Не сможет слушать не дыша...
не сможет видеть, замирая!
Вот так, встречая каждый год...
боюсь не лет,...боюсь, что вдруг...
Чужая боль не обожжёт...
чужая радость не обрадует!
(из инета)




Не откладывайте счастье на потом,
в счастье главное не бизнес, не карьера.
В жизни столько поучительных примеров-
не приносят деньги счастья в дом!


Не откладывайте нежность на потом,
ведь родник ее не иссякаем.
Жаль, мы это поздно понимаем,
да и время не достаточно притом.


Не откладывайте верность на потом –
краденого много не бывает…
Кто обжегся, тот конечно знает:
не изгнать предательства кнутом.


Жизнь не скрыть под фиговым листом,
в ней, то страсти правят, то напасти.
Верность с нежностью и есть большое счастье.
Вы его не оставляйте на потом.


Не откладывайте счастье на потом.
Это нужно Вам, а не кому-то.
Будьте счастливы сейчас, сию минуту
в жизни, а не в замке золотом!

Две недели(с короткими перерывами) без интернета прожила. И осталась жива.


Отдохну от интернета
На часок, на день, на год…
Буду я читать газеты,
И растить свой огород…


Чем заняться - не проблема,
Можно Канта изучать,
Здесь ведь главное - система…
Жди меня, диван-кровать!


Виртуальное общенье,
Ути-пуси, цомки в лоб…
Без надежды на сближенье
С массой жаждущих особ.


Фотки, песенки, картинки,
Маломальские стишки -
Всё забуду без заминки,
Прежним мыслям вопреки…


***
Ноутбук в саду зарыла,
Придавила кирпичом.
И закутала могилу,
Капнув слёзки, кумачом…


Знаю точно, что до рая
Доберётся скоро он…
Я для связи оставляю
Телеграф и телефон…


***
Почитала Геродота,
Побелила потолок,
Припаяла с чем-то что-то,
Починила мотоблок…


Между делом наварила
Воз еды… я в том ловка…
Спит, блаженствуя мой милый -
Укатала мужичка…


Поработала с авизо…
Стало скучно… есть пробел!..
И бубнящий телевизор
Мне ужасно надоел…


Ясный день спешит к закату,
Охватил меня испуг!..
Наточу скорей лопату,
Откопаю ноутбук!

суббота, 15 мая 2010 г.

воскресенье, 9 мая 2010 г.

С Днём Победы, с днём окончания войны !!!


 А шарик крутится, бежит за годом год,
И круг друзей моих все уже.
Я знаю Родина без них не пропадет,
Но станет ей без них лишь хуже.
Ей будет не хватать солдат войны
С походкой гордой и усталой,
Их лиц с траншеями морщин
С рубцами от тротила и металла..

Марат Шпилев, сержант связист 15 гвардейского
кавалерийского полка.





Распахнул нам ликующий май
Все сердца для любви несказанной.
Только что отгремел Первомай,
День Победы пришёл долгожданный.
Победителей чествуем мы.
Пред седой поредевшей колонной
Расступаемся, дарим цветы,
На героев глядим восхищенно.
"Поздравляем! - кричим им. - Ура!"
Но идут старики молчаливо.
Им не громкая слава нужна,
А сердечное наше "спасибо".



C 9 мая!



Я давно живу не в той стране,
Говорю по-русски только дома,
Но, как прежде, очень дорог мне
Праздник, всем любимый и знакомый.
Праздник жизни, счастья и весны,
Победивший раны, боль и беды!
Праздник, что вернул о мире сны,
День великой радостной победы!
Сколько лет на свете буду жить,
Сколько лет себя я помнить буду,
Этот праздник мне не позабыть,
Мой поклон стране свершившей чудо

четверг, 6 мая 2010 г.

Семейный обед


Моя сестра Челита

Это водичка

Наше солнышко

Пообедали...
Posted by Picasa

В гостях мы были у сестры в Хадере





Posted by Picasa

суббота, 1 мая 2010 г.

В чём разница между памятью и беспамятством?


Чемоданы цвета пепла


Жители Мюнхена поименно вспоминают соседей, которых убили нацисты


Берта Йордан… Бернард и Магдалена Гольдшмидты… Антон Райтлингер…

Давид и Наталья Майеры... Симон Бергер... Они были нашими соседями. Жили в Мюнхене.

А убивали их в Треблинке, Аушвице, Дахау…

20 ноября 1941 года 996 мюнхенских евреев были депортированы в Каунас и убиты там… Через четыре дня после того, как последний раз из окошек равнодушных вагонов видели родной Мюнхен. Я знала об этом. На Marienplatz, центральной площади столицы Баварии, при входе в Новую ратушу, там, где работает обер-бургомистр и заседает городской совет, есть мемориальная доска — в память о тех трагических днях. Мимо не пройдешь. И не забудешь…

Не знала я только имен… Биографий… Деталей… Из которых, собственно, и складывается жизнь. Теплая, полнокровная жизнь людей, которые ходили в школу и на работу, делали покупки в магазинах, любили, плакали и смеялись, — всё, как их друзья и соседи. До 1933 года… Когда постепенно, шаг за шагом, начало сужаться жизненное пространство.

Конечно, они были виноваты! Ведь они были евреями. И поэтому им сначала запретили иметь животных, потом — ездить на велосипеде, сидеть на скамейках в общественных парках, заходить в магазины, на которых уже висели таблички — «только для немцев».

Дальше мы знаем… И даже уже почти спокойно произносим: изгнаны отовсюду, подвергнуты лишениям, ограблены и убиты.

Они жили в обычных домах, рядом с другими людьми. Они были чьими-то друзьями и соседями. Они были! А от некоторых из них не осталось даже фотографий. Лишь циничная запись в классически аккуратных бумагах немецкой полиции: «nach unbekannt abgewandert». Выбыли в неизвестном направлении.

Бесполезно говорить общие слова о памяти. И страшно, что она обрывается.

Круглые даты, официальные речи, равнодушные лица… Это все — не память. Имитация.

А недавно я увидела в Мюнхене странную группу людей. Их было довольно много. Они шли от дома к дому, останавливались, молчали, слушали. К ним подходили другие люди. Старые, молодые. С детьми на руках. На велосипедах подъезжали. На машинах. И оставались рядом. И тоже — молчали, слушали. Играла печальная музыка.

И я подошла. И растерялась, видя слезы.

Рассказывали о тех, кто когда-то жил в этих домах, на этих улицах. Lindenscmitstrasse, 49; am Harras, 12; Oberlaenderstrasse, 24; Kyreinstrasse, дома 1, 3, 7, 12, 22.

Для чего эти ни о чем не говорящие названия российскому читателю? Для того же, для чего и немецкому. Чтобы обожгло… Конкретностью и реальностью очень недавней истории. Собственно, в этом и был главный смысл акции. Которая называлась очень просто — «Проект-воспоминание о еврейских соседях в Зендлинге».

Зендлинг — так называется один из центральных районов Мюнхена. Красивое, спокойное место. Как, впрочем, и весь этот старый город в центре Европы. Невозможно представить, что с его улиц вели в «неизвестном направлении»…

Люди, придумавшие и осуществившие акцию памяти — преподаватель немецкого языка Лео Брюкс, художник Вольфрам Кастнер, их друзья и единомышленники, — хотели, чтобы представили и почувствовали… Чтобы содрогнулись от цинизма тех, кто писал про «неизвестное направление».

Для этого они создали цикл программ о самых печальных и самых постыдных страницах в истории своего города. Использовали материалы городского мюнхенского архива, книгу памяти мюнхенских евреев, документальные и литературные источники. Рассказы тех, кто сам чудом избежал смерти.

Встречи-воспоминания, чтение вслух книг, демонстрация фильмов — и все это не к дате, не в связи… И уж тем более не по решению правительства или каких-то других вышестоящих организаций.

Я была в гостях у Лео Брукса. Педагога, историка, философа. Немца, католика.

Дом доверху наполнен книгами, архивными папками, журналами.

Я все пыталась выяснить, от какой организации он работает, как это все решается в финансовом отношении. А ни от какой организации. А ни за какие деньги.

Лео Брукс рассказал мне о своей маме. Почти необразованной, совсем простой, однако очень мудрой женщине, которая всегда говорила сыну: «Самое главное, ты должен помнить, что Бог — один для всех. И все мы — едины». И он помнит. И потому ищет своих еврейских соседей, чья жизнь была растоптана, а теперь уже почти забыта…

Брукс живет в своей квартире на Lindenscmitstrasse c 1969 года. «Здесь моя Родина, — сказал он мне. — Именно здесь. В районе Зендлинг. Поэтому мне важно все. Сколько у нас зелени. Как организовано движение транспорта. Какие люди здесь живут. И какие жили…»

Восстанавливая историю своего района, Лео Брукс обнаружил, что информация с 1933 по 1945 год — отсутствует. И стал искать. Не один. С друзьями. И я опять спросила: «Это вы тоже, что ли, в свое свободное время бесплатно все делаете?». Брукс улыбнулся. «Деньги мы просим у города только для оплаты аренды помещений, работы музыкантов. А остальное… Это ведь нужно нам самим. — И помолчав, спросил меня: — А вам разве все равно, где вы живете, как было до вас?..»

И правда… Нельзя идти по выжженной земле, не помня, что она была живая. Нельзя забывать своих соседей по дому, по улице, по городу, по миру… Особенно если их жизнь перед депортацией в смерть ограничилась лишь одним чемоданом, который позволено было взять с собой. Чемоданом, который им не понадобился…

20 белых чемоданов с бирками, где указаны фамилии их владельцев и начертаны страшные слова «wird ermordet» (был убит) и дата… Художник Вольфрам Кастнер поставил их прямо около тех домов, где когда-то звучали голоса убитых. Простые и точные символы насильственно оборванной жизни. Они как будто присыпаны пеплом времени, боли и горя. Седые такие чемоданы… И около дома на Kyreinstrasse среди нескольких больших чемоданов — один маленький. Двухлетний Рубен, двадцатилетнюю маму которого забрали сначала на принудительные работы, а потом убили, все бегал около своего дома, прятался на этой своей родной улице… Других-то он еще не знал. Пока нацисты не забрали и его.

Когда Лео Брукс рассказывал об этом в день памяти своих соседей, стоя рядом с крохотным чемоданчиком, его слушало море людей. Подошедших, как и я, случайно. Содрогнувшихся от бесстрастных строчек, записанных в книгу судьбы маленького Рубена. Сначала он попал в детский приют на Antonienstrasse, потом жил в бараках на Knorrstrasse, потом с 22 июня 1942-го — на территории монастыря, а 30 марта 1943 года Рубена отправили в Аушвиц, в газовую камеру.

Улица замерла. А трое прибежавших в последний момент пацанов (один рыжеволосый, кудрявый и растрепанный, другой — светленький, аккуратный, как с картинки про правильных мальчиков, а третий — просто черный с ног до головы), как будто специально иллюстрирующих слова мудрой мамы Лео о нашем общем единстве, все не могли отвести глаз от этого чемоданчика…

Майя Беленькая.

Хайфа. Бахаи. Сады любви.