О старых-старинных друзьях. Продолжение ПЕРВОЕ

on воскресенье, 27 августа 2017 г.

Продолжение
как и обещала.

Саша , Александр Степанович.

Если честно, то я не совсем уверена, что правильно запомнила отчество  мужа Фаи.
После того шока, который я испытала при первом посещении их дома, у меня постоянно появлялись сомнения в собственной адекватности.
Мы перезнакомили всех членов наших семей друг с другом. И все сразу стали обращаться друг с другом на ТЫ. И я обращалась к Сидорову на  Ты. И только он мне очень изящно "мстил": я так и осталась для него  Челитой
 Григорьевной. И , конечно же , только на Вы.

Мы часто собирались семьями.Когда нам с мужем не давали летом отпуска, то наших ребят на море брали либо Фая, либо Саша.
Как они там отдыхали, мне неизвестно. Но наши ребята  с удовольствием с ними ехали.
Однажды , а точнее в 1977 году , с нашими ребятами поехала Фая.
Я эту дату помню точно, потому что мой старший сын в тот год шёл в десятый класс, а Фаин Славик поступал в первый.
 Мне потом Фая жаловалась на моего старшего, на Лёню.
По дороге из Одессы Фая стала свидетелем такого разговора наших деток:

Лёня:
-Вот и лето заканчивается... Славик, ты хочешь в школу?
Славик:
-Да!!! А ты?
Лёня:
-А я нет...
Славик:
-Как? Почему?
Лёня:
-Как тебе объяснить? Ты не поймёшь.
Фая возмущалась, смеясь при этом:"Ты понимаешь, твой Лёня заранее 
отбивает Славке охоту ходить в школу."

По-моему в тот же раз, они приехали из Одессы поздно ночью. И чтобы нас не будить, забрали Лёню к себе домой ночевать.
Была где-то глубокая ночь, когда Лёня вдруг объявил Сидоровым, что он голоден.Так как их дома не было две недели, то кроме консервов ничего не могли предложить.
Мой Лёня был счастлив, он присел и начал уплетать сгущённое молоко.
Мне потом Фая рассказывала, что она сказала Лёне:
-Лёня, мне  не жалко, но тебе будет очень плохо потом...
На это  Лёня ответил:
-Тётя Фая, мне будет очень хорошо.


Наши дети  до  этого месяца общались.
Я нашла странице у Славика в Фейсбук поздравление с Днём рождения от моего младшего сына, от Саши.
День рождения Славика был 17 августа.
А 24 августа я поехала на его похороны...
Описывать этот ужас у меня нет сил.

Я наверняка  буду возвращаться к     теме     нашей дружбы с Фаей, но сейчас все несчастья, которые обрушились на их семью, просто лишили меня покоя.
Я не знаю, чем помочь...
Саша Сидоров уже два с половиной года в больнице подключен к аппаратам жизнеобеспечения, Славик умер, а Фая с инфарктом на второй день после похорон угодила в больницу...
Сидоровы приехали в Израиль спустя  пять лет после нас.
За всё это время я с ними встречалась всего три раза.
Как такое могло произойти?
Я не нахожу ответа, и это не даёт мне покоя.

О старых-старинных друзьях. Воспоминания и действительность

Я так давно перестала писать в своём блоге, что даже  много раз подумывала закрыть его  совсем.
Вроде про себя я и так всё знаю, кого-нибудь интересуют мои воспоминания -  вряд ли.

Но произошло одно ужасное событие, хуже пережитого нами пожара.
Произошло это с очень близким человеком, моей старинной подругой.
Вот сижу сейчас и думаю, а как описать всё, что произошло.
Начну с конца.
У моей подруги умер сын. Единственный сын.
Мы дружили семьями, дружили взрослые члены семьи ,  и дружили наши сыновья.
Мы были очень дружны в нашей прошлой, до израильской жизни.
А потом мы с мужем уехали в Израиль. Это был 1990 год.
А Сидоровы остались.
Если я не ошибаюсь, мы даже не попрощались с ними. Кажется, они были где-то в отъезде. Если честно, то я не помню.
Зато я хорошо помню, как начиналась наша дружба.

Знакомство.

Я работала старшим инженером в техническом отделе треста "Сельстрой".
В мои обязанности входило контролировать качество строительства, соответствие выполненных работ проектам.
Естественно, прежде чем выехать на строящийся объект, я тщательно изучала проектную документацию.
Документацию  предоставлял заказчик за несколько месяцев до начала строительства(сейчас не помню точные требования сроков предоставления).
Представителем заказчика по рекострукции и строительству Рышканской птицефабрики была Фаина Пивник.
Директором птицефабрики был Сидоров Александр Степанович(надеюсь, что отчество я не путаю).Он был высоким, с виду очень суровым. Я никогда не видела его улыбающимся. Мне он очень не нравился. Поэтому я была рада иметь дело с его представителем, с Фаиной, а не с ним.
Забыла написать, что это было где-то в середине  семидесятых годов  прошлого столетия(Боже, сколько же мне лет...?)
Это было время тотального дефицита.
Наш трест строил в 13 районах Молдавии.
Лично я никогда не просила никого ни о чём дефицитном(в районах было проще достать что-либо), за исключением книг.
У нас дома была довольно приличная по содержанию и объёму библиотека.
Но в один из моих приездов с проверкой качества строительства произошло следующее.
Фаина, как представитель заказчика, пошла со мной делать обход строительства. Переходя с объекта на объект, она мне сказала:"Ты знаешь, сегодня четверг(какой-то по счёту), сегодня сотрудникам можно выписать куры и яйца по льготным ценам.Если хочешь, пойдём к Сидорову, он напишет распоряжение"
И мы пошли.
И Сидоров написал какую-то бумаженцию, с которой я пошла в бухгалтерию, оплатила. А потом в складе мне выдали 2 лотка яиц и пару куриц. 
Фаина даже нашла мне попутную машину, и я с добычей поехала домой.
...Мы продолжали общаться с Фаиной по работе, иногда говорили на другие темы.
И вот как-то я ей говорю, что муж с с детьми уехал на море, мне домой не хочется ехать обедать. Я ей предложила сходить пообедать вместе в кафе.
А она сказала, что должна вернуться на фабрику, там и пообедает, что Сидоров велел ей не задерживаться.
Но добавила, что она живёт недалеко от нашего треста, и что завтра она выходная. И Фаина написала мне свой адрес и пригласила к себе завтра на обед.
Так как моя семья ещё продолжала отдыхать , я приняла приглашение.

На следующий день в обеденный перерыв я отправилась в гости.
Поднялась на третий этаж.
Позвонила в дверь.
Дверь распахнулась.
На пороге стоял в домашней одежде и почему-то в одних носках...Сидоров. Улыбался.
"Проходите, Челита Григорьевна. Добро пожаловать. Милости просим ...и т д "
Я в шоке.
Выходит из кухни Фаина, улыбается, смотрит на мою перевёрнутую морду лица и спрашивает:
"Что с тобой?"
А я ей в ответ шепчу:"Фая, что     ОН  здесь делает?  "
А она мне так в ответ, тоже шопотом:" Он здесь живёт, это мой муж".
И добавляет: " А ещё у нас есть сын, Славик, но он в детском саду, вечером будет".

Как прошёл обед , не помню. Мне было безумно стыдно за свой идиотизм и смешно.