вторник, 5 августа 2014 г.

NDTV exclusive - how Hamas assembles and fires rockets (4 августа - подготовка к запуску, 5 августа ракета была запущена)



Индийский журналист показал, как ХАМАС стреляет из жилого квартала

Индийский журналист показал, как ХАМАС стреляет из жилого квартала


Журналист индийского телеканала NDTV опубликовал редкие кадры, на которых можно видеть процесс подготовки ракет ХАМАСа к запуску прямо во дворе гостиницы, где проживали иностранные журналисты.
Автор эксклюзивного материала рассказывает, что работа с ракетами идет в самом центре густонаселенной зоны.
«Я вижу во дворе под синим тентом двух мужчин, предположительно боевиков ХАМАСа, которые готовятся к запуску ракет», — говорит журналист на кадрах сняты ранним утром 4-го августа.

Он говорит, что в день, когда журналисты поселились в этой гостинице, из этого двора уже запускали ракеты, и после предупреждения израильтян об ответном ударе из гостиницы выехали все жильцы.
Когда боевики закончили работу, они закрыли ракетные установки большими ветками, и убрали тент. К установкам были подключены провода, и теперь ракеты можно было запустить пользуясь дистанционным управлением.
В конце сюжета, подготовленного индийцем, ракеты, за установкой которых он наблюдал вчера, были выпущены по центру Израиля в заключительном залпе перед прекращением огня в 7:50 5-го августа.
Это второй иностранный журналист, аккредитованный в Газе, не побоявшийся рассказать миру о военных преступлениях ХАМАСа. Первой сказала об этом была финнская журналистка, а индиец сумел снять об этом сюжет.

(Новости Израиля )

Дина Рубина о войне в секторе Газа


У меня профессия такая: я книги пишу. Причем, давно этим занимаюсь. Как говорит моя мама: «собаку на этом съела и вторую доедаю». Рука набита. Главное в моей профессии – что? – (помимо литературных качеств, конечно): здравый смысл и хорошее воображение. Герой сделал то-то и то-то, а другого сделать не мог по логике событий – иначе тебе ни за что не поверит читатель, и грош цена твоим сочинениям.
Я и в жизни этот метод применяю к любой ситуации: первое – здравый смысл, второе -хорошее воображение.


Предлагаю вообразить, что восемь лет круглосуточно со стороны какой либо окраины по Москве лупят снарядами весьма густо: то крышу ГУМА проломят, то Крымский мост раздолбают, то в детский сад попадут, или вот, как на днях – по дому престарелых жахнут. Жертвы, само собой, мирные жители: люди гибнут, школьники учатся в бомбоубежищах, предприятия несут тотальные убытки, попеременный вой воздушной тревоги и так далее.
Повторяю: восемь лет.
Чего хотят те, кто наводит ракеты? А вот чего: шоб вы все сдохли!
Ну, как? Получается вообразить? Никак не получается, верно? И ни у кого не получится. Кроме израильтян. Потому, как это наша реальность, причем, со дня основания государства.
Это как в том мультике: «Леопольд, подлый трус, выходи!». И время от времени – выходит. Потому как больше терпеть ну никак невозможно.
Помнится, у нас в школе учился такой матерый третьегодник. Ленивый и очень симпатичный. Год был – 67-й, закончилась «Шестидневная война» Израиля, и на уроках политинформации только и слышно было об «израильской военщине».
И вот вызывают нашего нерадивого Шуру к доске, чтобы он повторил – что про агрессора сейчас рассказывали. Он тяжело поднимается из-за явно малой ему парты, подваливает вразвалочку к большущей карте и пристально на нее смотрит – возможно, впервые. Наконец прикладывает ладонь к одиозным очертаниям крошечной страны на карте и смотрит изумленно: – Эт что – вот это – ИзраИль? А вот это все вокруг – и руками далеко развел, вширь, и вверх – эт все – арабы?! Да вы что мозги мне парите? Эт кто агрессор-то?
У нашего третьегодника все было в порядке со здравым смыслом. И с воображением.
Чего нельзя сказать о мировом общественном мнении, о лидерах европейских стран и об изолгавшейся и бесстыдно лоббирующей ХАМАС Организации Объединенных наций.
Мой друг, военный человек, чин которого назвать я не могу, говорит: «Ты вообразить себе не можешь глубину и разветвленность этих туннелей с бункерами под каждым домом. Весь сектор Газа – это подземный город, который долго и тщательно могучая террористическая организация готовила к изнурительной войне. А еще – они замечательно подготовились к войне информационной. А вот мы о ней забываем».
Мне говорят: но ведь гибнет мирное население. Увы, конечно гибнет; оно, к сожалению, всегда гибнет во время боевых действий. Не в таких масштабах, о которых кричат наглые и лживые арабские СМИ, но все же, гибнет. Даже если, согласно точнейшим данным одной из лучших разведок в мире, ВВС и артиллерия бьют точечными наводками, ликвидируя боевиков и военные цели; даже если армия – единственная армия в мире – перед атакой разбрасывает листовки с предупреждением мирного населения, и даже звонит на мобильники! Все равно гибнет, к сожалению, мирное население, – ведь идет война на уничтожение профессиональной, отлично обученной и хорошо вооруженной террористической армии, у идеологов которой нет ни малейших сантиментов к собственным соплеменникам и так называемым «мирным жителям». Этих мирных жителей (если, они, конечно, существуют на территории, где ХАМАС был избран подавляющим большинством го лосов, где в колоннах будущих шахидов увлеченно и яростно маршируют десятки тысяч подростков, вскинув руки в известном приветствии, где матери самоубийц го ворят прямо в объектив телекамеры, что они мечтают о такой же судьбе для всех своих сыновей, а телевидение изо дня в день пичкает малышей экстрактом ядовитой ненависти) – так вот, этих мирных жителей боевики используют для прикрытия своих складов оружия и огневых точек, из которых, между прочим, и сейчас бесперебойно палят по трети территории Израиля. Палят даже на время так называемых гуманитарных коридоров, когда Израиль прекращает боевые действия и пропускает десятки грузовиков с продовольствием и медикаментами. А во время войны – не будем лицемерами, господа, – во время войны задача армии подавить огневую точку врага. Причем, какого врага – того, кто огневые свои точки располагает на крыше детских садов, школ, больниц, в глубине густых жилых застроек, и передвигается по улице с чужим мла денцем на руках, отобранным у первой встречной женщины. Такого врага, который не гнушается принять смерть – после предупреждения! – прямо на крыше своего дома, подняв туда вместе с собой четырех своих жен и девятерых детей.
Такого врага надо истребить, чтобы не дать миру одичать окончательно.
Оставлять его и дальше вербовать и обучать террору подростков, пытать страшными пытками пленных и тех, кто подозревается в коллаборационизме, грабить своих же мирных жителей, отнимая у них ту самую гуманитарную помощь…- такого врага щадить аморально и безответственно.
Я пытаюсь себе представить антивоенные демонстрации во время бомбежки Берлина, где тоже гибло много мирных жителей. Во время бомбежек – не сектора Газа, – а одного из прекраснейших городов мира – Дрездена, (населенного действительно мирными жителями, истощенными голодом и смертью, и, в отличие от жителей сектора Газа, не получающими гуманитарную помощь отовсюду, откуда только возможно, в том числе и от Израиля)…Кто бы и где собрал в то время на подобную демонстрацию хотя бы дюжину сумасшедших?
Потому что было понятно: гадину надо задавить в ее норе. Иначе она отлежится, оправится, и снова начнет свой поход.
Проснувшись, как обычно, в 5 утра, я тороплюсь включить компьютер: ну вот, ООН издала очередную декларацию о немедленном прекращении военных действий и начале переговоров о перемирии. При этом (конфуз вполне в духе ООН) в документе ни разу не упомянут ХАМАС. Очевидно, его не существует в природе. Спрашивается – с кем Израиль должен разговаривать? И кто восемь лет бомбил его действительно мирные города? И отчего бы не поговорить титанам западного мира с Усамой, например, Бен-Ладеном? Скорее всего, от того, что подобные «разговоры-разговоры» бессмысленны, и это понятно любому, кому еще не изменили все те же качества: здравый смысл и наличие воображения.
Сейчас многие издания цитируют известное высказывание Голды Меир: «Мир между нами и арабами наступит тогда, когда они научатся своих детей любить больше, чем ненавидеть наших».
Пока не научились.

Дина Рубина