вторник, 19 августа 2008 г.

Конец первой Челябинской эпопеи.


Хочу завершить рассказ о жизни нашей семьи в Челябинске.

Кончилось лето 1945 года.
Мы жили на ЧМЗ, в 12-ом бараке. Барак состоял из 24 комнат- по 12 с каждой стороны вдоль длинного коридора. В обоих концах коридора были входные двери.
Наши три семьи занимали две соседние комнаты.
Мы с моей двоюродной сестрой пошли во второй класс.
Наши мамы работали.
Мне нравилось учиться в школе. Я недавно начала понимать всё, что нам объясняли в классе.
Папа ещё не демобилизовался.
6-го ноября я заготовила для мамы письменное поздравление к празднику Октября и положила его под подушку.
Утром, когда мама проснулась, я сказала, что ей пришло письмо, которое она может прочитать.
Мама стала читать вслух мои поздравления и пожелания.
Когда она прочитала слова " и желаю, чтобы папа поскорее вернулся с войны" , в нашу дверь кто-то громко постучал.
Мы подумали, что это тётя Нина(наши комнаты были рядом), не спрашивая, мама открыла дверь и охнула.
На порге стоял папа! Моё пожелание исполнилось мгновенно! Он вернулся.
Я не помню, как он выглядел, помню только , что у него в руках был футляр со скрипкой. Он, сколько я его помнила, играл.
А ещё он привёз две книжки: Тексты старинных русских романсов и Оперные либретто.
Нас уже было шестеро в маленькой комнате.
Родители начали поговаривать о возвращении в родные края.
Вечером папа играл , а мы пели.
Русских песен я ещё не знала, поэтому к ужасу моих родителей я пела песни румынские.
А слова песен были совсем не детские.
Например, я пела про Дофтану. Это такая тюрьма в Румынии, очень знаменитая.
Я знаю, что читающие не знают румынского, поэтому напишу перевод, всего несколько строчек:" С тех пор. как я в Дофтане, мне плохо, я голодаю. Наверное в аду у Сатаны лучше живётся... Но всё проходит. Сегодня Дофтана веселится, и мы будем веселиться."

Вот такая песенка. Ну остальные были поприличней.
И тётя Нина стала со мной петь по-румынски, не понимая ни одного слова.
Мы пели про усталую птичку, про любовь.
А папа сказал, что он уезжает в Черновцы. Туда все наши "бессарабские" уезжали".
Он рассчитывал устроиться, а потом мы с мамой должны были приехать.
Так и произошло. Он уехал зимой, а мы с мамой приехали весной 1946 года.
Началась наша Черновицкая эпопея.
Но об этом уже в другой раз.