суббота, 19 сентября 2009 г.

Первый день Рош аШана




Я подумала, что лучше я покажу, чем буду рассказывать.
Фильм первый-накрываю стол к ужину.Фильм второй - продолжение первого.
Фильм третий - наши гости-Мишина тётя и двоюродная сестра .
Впереди по расписанию были ещё "мясной стол" и "сладкий стол".
Но народ не выдержал нагрузки, пришлось упаковывать в коробки и отдавать, чтобы забирали с собой.
Фильм четвёртый - услышана наша просьба: на нас полился первый в этом году дождь.
Значит и всё остальное, что задумано, исполнится

Несколько слов о Молитве АВИНУ МАЛКЕЙНУ


Меня вчера Валентина спросила, не нарушила ли она чего-то, отправив знакомым Молитву.
Вот для Валентины я и сама "копнула" глубже об этом .

И вот что я узнала:

Авину Малкейну В Рош hашана и Йом Кипур глаза молящихся в значительно большей степени, чем обычно, прикованы к молитвеннику. Это понятно, ведь только раз в год человек обращается к махзору (специальному молитвеннику на Рош hашана и Йом Кипур). К тому же даже текст повторяющихся изо дня в день молитв в праздники несколько меняется. Поэтому – никто не хочет ошибиться, даже те, кто читает, к примеру, молитву наизусть, смотрят в махзор. Однако есть и такие фрагменты молитв, которые если не все молящиеся, то большинство из них, наверняка знают наизусть, хотя и читают их только в Грозные дни. Из опыта: когда община поет следующие строки, практически все отведут глаза от махзора.

Авину, Малкену! Хонену ваанену, ки эйн бану маасим. Асе иману цдака вахесед, асе иману цдака вахесед, веhошиену

Предпоследнюю строку привена дважды, поскольку при пении она удваивается, а весь этот фрагмент (не хочется писать «куплет») звучит в качестве повторяющегося рефрена в молитве, которую принято называть по двойному обращению ко Всевышнему Авину Малкену,. А теперь попробуем сделать максимально дословный, пусть и не слишком литературный перевод.



В махзоре приведенные строки можно увидеть в конце. Ими молитва завершается. Вся молитва построена по одной модели. К примеру, начало: Авину, Малкену! Хатану лефанеха Отец наш, Царь наш! Грешили мы пред Тобою
Отец наш, Царь наш! Собственно, именно такое «двойное» обращение и задает весь тон молитвы. Каждое из них в отдельности – отнюдь не редкость.
Новое – в соединении двум, не слишком, казалось бы, соединимых, обращений. В Талмуде (Таанит 25б, ср. с рассказом о Хони Амеагель, Мишна, Таанит 3:8) рассказывается, что однажды во время засухи был объявлен пост. Однако, несмотря на пост и принятые молитвы, дождь не шел. Тогда вышел рабби Акива и произнес два ранее не соединимых слова: Авину Малкену, и дождь начался. Рабби Акива совместил два несовместимых имени Всевышнего. Почему – несовместимых? Отец – это всегда обращение, выражающее любовь того, кто обращается, к тому, к кому обращаются, в ожидании – ответной любви . А – царь? Царь - обращение «с опущенной головой» и «подгибающимися коленями», ведь царь - символ власти, от которой можно ожидать справедливости, и то не по своему, а по ее разумению. А разумение справедливости и правосудия даже у людей разное, что же ожидать от Царя? Иными словами, обращение Царь есть выражение покорности перед Его судом, и страха пред Ним. Любовь к Господу и страх перед Господом – совместимы ли эти понятия? Можно ли обратиться ко Всевышнему на одном дыхании так, как это сделал рабби Акива: Авину Малкену? Как учит нас пример из Талмуда – да. Можно ли так обращаться к Всевышнему всегда? Традиция учит нас - нет. Обращение Авину Малкену предназначено для исключительных случаев.

Кроме Грозных дней молитва Авину Малкену читается только во время общественного поста. Собственно, отличия в Авину Малкену, которую читают во время поста, от варианта Грозных дней – в пяти стихах. Главный, пронизывающий и пронзительный, мотив Грозных дней – это страх перед судом Господним, страх перед Его неограниченной – царской, властью, - с одной стороны, а с другой – безграничная вера во Всемилостивого, во Всепрощающего, который любит тех, кого Он судит. При этом народ Исраэля «воцаряет» (из любви?, из страха?) Его над собою. Одним предложением: любовь к Б-гу и страх перед Б-гом есть понятия нерасторжимые, точнее – одно понятие «любовь-страх» - аксиома иудаизма, выражением которой и стало Авину Малкену.
Напомнаю( я сама об этом только узнала), что эту молитву произносят только в том случае, если Рош hашана или Йом Кипур не совпали с субботой. И цитата из молитвы, теми словами, которые являются вставкой на Грозные дни:


Отец наш, Царь наш! Запиши нас в Книгу благополучной жизни.
Отец наш, Царь наш! Запиши нас в Книгу избавления и спасения.
Отец наш, Царь наш! Запиши нас в Книгу заработка и пропитания.
Отец наш, Царь наш! Запиши нас в Книгу заслуг.
Отец наш, Царь наш! Запиши нас в Книгу прощения и извинения.