воскресенье, 3 июня 2018 г.

Взрослые воспоминания из своего детства


Это воспоминания  такого далёкого прошлого, что иногда сама думаю: а не сочиняю ли я, не выдумываю?
Может быть, я стала обыкновенной графоманкой?
Но это мой блог, здесь  я пишу для себя самой.
Иногда я выношу отсюда свои  некоторые записи, помещаю их  на одну из страниц в Фейсбук  и даю прочитать другим, потому что я знаю, что есть несколько человек, которые читают мои воспоминания.
...В конце войны мы жили в Челябинске.
После одной страшной истории, когда к нам в квартиру ломились воры(что у нас было красть?), нас мамин брат забрал к себе.
А у него была всего лишь  комната в бараке. 
Но он как-то  добился ещё одной комнаты, в которую поместились мы с мамой, мамина сестра с двумя детьми.
Мне всегда было дело до всего, что меня окружало.
А по-русски я еле плакала...Но понимала всё.
И вот моё детское любопытство привело к знакомству с очень интересными соседями.
Я уже сказала, что наши  три семьи, в общей сложности  восемь человек(папа был на фронте) занимали 2 комнаты в бараке №12.

А соседняя семья из  2 человек занимала 2 комнаты.Детей у них не было.
Соседа звали Евгений Корнилович, а его жену  я называла тётя Муся. В одной комнате они жили, а в комнате напротив, через общий узкий коридор у него была мастерская. Он был художником.
В жилой комнате у них я не была ни разу, во всяком случае, я не помню.
Но в мастерской   я торчала всё время. Меня  не выгоняли, и я была счастлива.
Евгений Корнилович даже разрешал мне рисовать  масляными красками, которыми он работал.
Я находила на улице какой-нибудь кусок стекла.
На этом стекле я рисовала. Это был кошмар, а не рисунки. Я пыталась  рисовать то, что рисовал Е.К.
Он рисовал(это называлось   писАть) на холсте и на фанере. Он и для нас нарисовал 2 картины, которые я помню, долго видела у нас на стене в     Черновцах.
Это были пейзажи с лебедями, с мельницами, деревьями.
Между прочим, я вот только сейчас додумалась, откуда у меня  любовь к гобеленам с пейзажами.
Наша дружба с Евгением Корниловичем прервалась внезапно.
Однажды  его мастерская оказалась запертой. Никто не знал, куда девался наш сосед.
Как потом оказалось, он опоздал на последний трамвай и ему пришлось идти ночью  домой из города пешком.
Я тоже однажды прошла этот путь, но я шла днём.
А ночью на соседа в районе  Цинкового завода напали бандиты. И вырвали у него зубы. Золотые.
Больше я никогда не видела соседей, потом мы уехали.
**********************************************************************
Но я приехала снова в Челябинск спустя много лет. поступила в институт.
И мне снова пришлось столкнуться с рисованием.
У нас был такой предмет РИСОВАНИЕ.
Я помню преподавателя, высокого, с гривой красивых волос, прихрамывавшего.
Лахтин Владимир Николаевич.
Однажды на занятии он поставил на кафедру  красивую гипсовую голову какого-то античного героя и стал объяснять, как надо приступать к такому рисунку.
Вся группа принялась за работу.
Преподаватель пошёл между рядами, стал смотреть как студенты работают.
Я сидела в ужасе, не представляя, как можно попытаться даже такую красоту изобразить.
Я молчала и беззвучно плакала.
Лахтин подошёл ко мне, посмотрел  на моё зарёванное лицо, молча сдвинул меня чуть не на пол, и сам нарисовал. Поставил оценку ОТЛИЧНО.
Он понял, что нарисовать красиво я не смогу, а  плохо  - у меня рука не поднималась.
Оценил моё отношение к поставленной задаче.
***************************************************************************
История с рисованием имеет продолжение, но уже немного позже.
Уж слишком длинный пост у меня получился


Комментариев нет:

Отправить комментарий