понедельник, 18 августа 2008 г.

Наша жизнь в Челябинске. Начало.


То, что со мной происходит сейчас, называется творческим расстройством: это когда воспоминания до того одолевают, что нет другого способа их остановить, как выплеснуть их на бумагу, даже если эта бумага виртуальная.

Мы уехали из Казахстана зимой, были лютые морозы. А в Челябинск мы приехали весной, было полно луж, снег таял.

Нас встретил папа и Иосиф(мамин брат).
С этим моим дядей у меня были особые отношения.
Ещё в то время, когда мы жили в Яссах, я была совсем маленькой, дядя часто меня выручал.
Дело в том, что мама заставляла меня днём спать и пить молоко, которое я просто ненавидела, особенно из-за пенок.
Мой дядя в то время был призван в армию.
Его казарма находилась напротив нашего двора.
Дядя Иосиф перепрыгивал через забор казармы, заходил в наш двор, подходил к окну. на которое я ставила ненавистный стакан, выпивал молоко и уходил.
Все были довольны: дядя, мама, а больше всех радовалась я.

У мамы был ещё один брат-Яша, тоже младше мамы. Но самым младшим был Иосиф.
Я отвлеклась от рассказа о Челябинске не случайно.
Хочу, чтоб вы поняли, в какое щепетильное положение мы попали.
Дело в том. что мамины эти два родных брата, Яша и Иосиф, женились на двух девушках, которые были между собой родными сёстрами. Это было ещё в Румынии.
Я хорошо помнила жену Иосифа - Тоню. Я её очень любила, и она меня тоже.
Я до сих пор помню те платья, которые она мне дарила, просто вижу рисунок на тканях и фасоны этих платьев.
Естественно, что мы с мамой сразу спросили о Тоне.
Нам не ответили.
Потом, через какое-то время, когда мы уже жили на частной квартире, дядя пришёл к нам и сказал, что у него другая жена, так как он искал и не нашёл Тоню.
Мама стала плакать. Я тоже, хотя не очень понимала, что происходит.
Но насчёт поплакать я поддерживала( и сейчас тоже!) любую компанию.
Через несколько дней меня познакомили с моей новой тётей . Так в моей жизни появилась тётя Нина.
Она меня забрала к себе. А жили они в металлургическом районе, на ЧМЗ. Как сейчас помню адрес: барак №39.
Она начала меня мыть, расчёсывать. Возилась со мной несколько недель, так как из Казахстана и из продолжительного путешествия мы привезли всё, что можно было подцепить в дороге.
И ещё тётя Нина меня откармливала, она делала для меня какие-то кремы(яйца, сахар, масло, какао), чтоб я поправилась, потому что я была очень худой.
А мои взрослые родственники больше всего переживали, чтоб я не рассказала Нине о Тоне.
Я думаю, что я не проболталась по одной причине: я почти не говорила по-русски.
Но приближалась осень.
Меня записали в школу.
Родители решили, что нам надо искать комнату поближе к школе.
Мы не успели переехать, в это время папу призвали уже в действующую армию.
Он знал немецкий и румынский языки. Его отправили на фронт. Он служил в разведке.
Был переводчиком.
Я не помню названия фронта, знаю только , что командовал фронтом Константин Рокоссовский, что отца ранили в Кёнигсберге.
Я помню три награды отца, три медали: За взятие Кёнигсберга, За отвагу и За Победу.
Все были заняты: папа воевал, мама пошла работать, а я - учиться.

2 комментария:

  1. читаю с интересом, надеюсь на продолжение.
    мама до сих пор говорит поьрумынски?

    ОтветитьУдалить
  2. а в казахстане как где
    первый раз слышу
    требуем продолжения романа
    панимаешь

    ОтветитьУдалить